К возрождению приготовиться

27.12.2018 18:20|ПсковКомментариев: 16

«Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) представляет очередной выпуск программы «Минутка просветления». Журналист Светлана Прокопьева высказывает свое мнение и проливает свет на то, что осталось в тени, но заслуживает внимания. Псковская Лента Новостей публикует текстовую версию выпуска передачи.

Федеральные СМИ вдруг заинтересовались псковскими памятниками. В программе «Вести недели» Дмитрий Киселев, гроза «хохлов» и «пиндосов», на фоне Псковского кремля вспоминал об острой проблеме сохранения культурного наследия – на примере Пскова.

В репортаж попали наши главные туристические объекты: Троицкий собор, где 15 лет назад включили отопление и с тех пор трескается деревянный иконостас, подтапливаемый по весне Мирожский монастырь, Снетогорский монастырь, одна из башенок которого потихоньку оползает со скалой, и Печорский монастырь, где, оказывается, надо спасать «богом зданные» пещеры (плюс подворье Печорского монастыря в Пскове с церковью Одигитрия). Странно, что Елизаровский монастырь не попал в этот дивный список.

За несколько недель до «России-1» про гибнущие псковские памятники рассказывала федеральная «Комсомолка». Тот же самый перечень: Троицкий собор, Мирожский, Снетогорский и Печорский монастыри.

Пожалуй, что именно эти объекты любой пскович будет показывать туристу как пример более-менее приличной сохранности. В этих памятниках есть жизнь, есть хозяин, есть регулярное, хотя и недостаточное, понятное дело, финансирование. Для рассказа про гибель памятников Древнего Пскова есть куда более наглядные примеры. Давайте перечислим – не лишним будет.

Во-первых, архитектурный комплекс на Романовой горке, это самый центр Пскова, между улицами Некрасова и Советской. Дом Марины Мнишек, дом Сутоцкого, дом Предводителя дворянства и палаты Карамышевых сегодня превратились в руины и провоцируют грезящих о Ганзе псковичей на радикальные комментарии (в духе: «Зачистить эту помойку!»). При том, что отреставрированные Палаты Меншиковых, стоящие там же, наглядно показывают, каким дивным, волшебным совершенно уголком могла бы стать Романова горка при нормальном к ней отношении. Но тут проблема известная: государство считает, что восстанавливать национальное наследие должен частный инвестор. Хотя условий для таких инвестиций в России нет – что и доказывают все те же Палаты Меншиковых, отреставрированные Зеленхозом и закрытые уже несколько лет.

Другой пример – Мелётовская церковь, о которой весь год шумит общественность, вот уж где срочно требуются меры по спасению и храма, и уникальных фресок. Третий пример – да все те же Дом Печенко, Солодежня и Дом Батова, хоть и перешедшие в пользование федерального агентства, да так до сих пор и не возвращенные к жизни. Несмотря на противоаварийные мероприятия, все они являют собой куда более грустный и наглядный пример бедственного состояния псковского архитектурного наследия, чем башенка в ограде Снетогорского монастыря.

За пределами Пскова – множество малых городов со своими древними памятниками. Гдов: там есть крепость XV века постройки, которая ни разу не реставрировалась. А в 2023 году у Гдова 700-летний юбилей. Или Порхов – с порховской крепостью вообще анекдот: про нее в 2013 году было отдельное поручение президента – «принять меры по реставрации». Однако Минкульт не стал включать крепость в свою ФЦП, как объяснял потом Андрей Турчак, из-за «отсутствия отремонтированной автомобильной дороги» до Порхова. Дорогу с тех пор отремонтировали, но про крепость так и не вспомнили. В Порховском районе погибает и усадьба Строгановых в Волышово, еще один хрестоматийный пример из серии «псковские руины».

Так почему не они, не те памятники, которые действительно рушатся на глазах, привлекли внимание федеральных СМИ? Легче всего списать на поверхностность московских коллег (назвали же в репортаже Троицкий собор, 1699 г.п. – «самым древним христианским храмом в России»!). Но думаю, что вопрос посерьезнее.

Обратите внимание: каждый из представленных федеральными СМИ памятников был подан не только с проблемой, но и с «решением». Наместник Мирожского монастыря предлагает властям «сделать набережную каменную, променад с фонарями». В Снетогорском монастыре бредят проектом берегоукрепления – при том, что нет даже геологических исследований о состоянии скалы. Бюджеты и там, и там, если начинать делать, колоссальные. Как, впрочем, и у спасения пещер с иконостасом.

То есть, строго говоря, мы увидели не столько репортаж о бедственном положении псковских памятников, сколько финансовую заявку в Минкульт, поданную в несколько нестандартной форме.

Чья это заявочка – понятно из статьи в «Комсомольской правде». Завершая свой печальный лонгрид, КП пишет: «На новом руководстве Псковской митрополии лежит пусть и очень непростая, но и предельно ответственная обязанность: исправить прежние ошибки, сохранить переданные нам и нашим потомкам сокровища этого древнего русского края». Не на «новом руководстве области», заметьте. На «руководстве Псковской митрополии».

Поистине, широки амбиции псковского митрополита. Владыка Тихон, похоже, готов взять на себя «предельно ответственную обязанность» по сбережению псковских памятников, за что ему, безусловно, спасибо. Впрочем, границы он обозначил четко: спасать будем свое, церковное. Ваши светские памятники, пусть даже в сто раз более гиблые, спасайте, мол, сами.

Жаль, что у гражданской архитектуры нет лоббиста такого же уровня.

Когда владыка Тихон добьется своего, и вокруг Мирожки раскинется променад с фонарями, палаты на Романовой горке так и будут стоять в руинах. «Псковских историков и реставраторов греет надежда», - завершает свой репортаж корреспондент программы Вести и предвещает Пскову светлое будущее: «Его возрождение станет уникальным событием связи времен поколений и судеб страны».

Прозвучало многообещающе. Хорошо бы только заранее знать, в какой мере этот будущий возрожденный Псков из федерального пиар-проекта пересекается с реальным Псковом, который знают живущие в нем люди.

опрос
В Госдуму внесли законопроект о возвращении сезонного перевода времени. Поддерживаете ли вы эту инициативу?
В опросе приняло участие 1414 человек