«Акценты» Донецкого: Судьба Курил, химкомбинат под Моглино и «Крещендо» - ёк

25.01.2019 18:47|ПсковКомментариев: 51

Псковская Лента Новостей представляет очередной выпуск программы Александра Донецкого «Акценты». Напомним, комментарий политических и социокультурных событий выходит в эфире радио «Эхо Москвы в Пскове», а затем текст программы публикуется на сайте ПЛН.

Темы выпуска.

Япона мать! Отдаст ли Россия Курильские острова?
«Грязная» бомба. Псковский бизнесмен Игорь Савицкий раскритиковал деятельность руководства особой экономической зоны «Моглино».
Фестиваль как чудо. Накануне XXVI Пушкинского театрального фестиваля худрук Псковского театра драмы Дмитрий Месхиев рассказал о проблемах в культурной жизни Псковщины.

Начнем наш обзор с внешнеполитической темы, которая, однако, опрокинута во внутреннюю политику страны. Во вторник, 22 января, президент России Путин и премьер-министр Японии Абэ провели в Москве трехчасовую встречу по Мирному договору, который, напомню, так и не был заключен между нашими странами после Второй Мировой войны. Если совсем кратко, причина столь длительной, почти на восемь десятков лет, двусторонней «закавыки» — спор о так называемых «северных территориях», четырех островах Курильской гряды — Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи. (Хабомаи — это не один остров, а несколько маленьких). Россия, как правопреемница СССР, считает острова своими, а Япония, соответственно, своими, и требует (или просит) острова вернуть.

Существует Московская советско-японская декларация 1956-го года, согласно которой Советский Союз был согласен на передачу Японии островов Хабомаи и Шикотан, но только после заключения Мирного договора. Судя по заявлениям, Россия, похоже, в принципе намерена повторить эту схему. Япония же хочет все четыре и до. То есть сначала острова, а потом Мирный договор. Все прям как в торге монтера Мечникова с Остапом Бендером в «12 стульях». «Деньги вперед, утром — деньги, вечером — стулья, или вечером — деньги, а на другой день утром — стулья». Причем в роли монтера (держателя островов) выступает Россия, я Япония как бы в роли покупателя, то бишь Бендера.

В любом случае это торг между двумя странами. И пока, судя по итогам встречи «Путин-Абэ» ни о чем особо не договорились.

Как это интерпретируют в масс-медиа, мы - им: «Мирный договор вперед, утром — Мирный договор, вечером — острова». А премьер Абэ как бы не соглашается: «Утром — острова, вечером — Мирный договор». Зачем все это надо? Ведь на самом деле юридически все чисто. Владение Курильскими островами по итогам Второй мировой войны подтверждено всеми международными конвенциями. Почему именно сейчас возник вопрос об островах? Некоторые политологи считают, что и Путин, и Абэ хотят войти в историю как миротворцы, которые формально закончили Вторую мировую.

Однако понятно, что у сторон свои собственные, сугубо практические, политические цели. Путин, вероятно, хочет преодолеть при помощи Японии международную изоляцию, которая случилась после присоединения Крыма. Грубо говоря, обменять Крым на два острова. Плюс — бонусы от экономического сотрудничества со Страной Восходящего Солнца. Япония, повторюсь, мечтает вернуть все четыре острова, но вроде бы уже согласна на два. И для Абэ этот исторический акт чрезвычайно важен, опять же, исходя из внутриполитических интересов. Не зря же он ездил на могилу отца, и что-то там отцу обещал.

Все очень сложно и мутно. Наши военные, естественно, убеждены, что Курилы имеют огромное стратегическое значение. Экономисты — что экономическое: вылов рыбы, краба и так далее. Сдача островов не дает никакой гарантии. Тридцать лет назад балабол Горбачев сдал Западу ГДР, а что мы получили взамен? Шиш и три копейки. В связи с чем в России настроения совсем не радужные.Согласно различным соцопросам, от 80 до 90% населения против сдачи Курильских островов Японии.

Оппозиционные политики иначе как «продажей» переговоры по Курилам не называют. Можно сказать, что внесистемная оппозиция, прежде всего в интернете, пытается использовать фактор Курил по полной. Системная оппозиция, по-видимому, солидарна с властями и помалкивает в тряпочку. При этом все понимают, что если Путин захочет, он проломит любое общественное мнение, как это было с пенсионной реформой.

При этом следует понимать, что имеются еще интересы США и Китая, о которых не стоит забывать, что превращает ситуацию в настоящую международную головоломку. Ну а нам, обывателям, остается только наблюдать.

К здешним темам. В четверг на радио «Эхо Москвы в Пскове» выступил известный псковский предприниматель, гендиректор «НПН» (а в недавнем прошлом еще и политик) Игорь Савицкий, который жестко раскритиковал как саму идею особой экономической зоны «Моглино», так и ее реализацию на практике. Мол, это никакой не драйвер развития экономика, а настоящая финансовая дыра. По мнению Савицкого, не новый, с нуля, ОЭЗ надо было строить в поле в 8 километрах на запад от Пскова, а развивать район дальнего Запсковья, где еще с 60-70 годов существует развитая промзона. При этом сам район находится в удручающем состоянии.

Особой критики бизнесмена удостоились планы властей и гендиректора ОЭЗ «Моглино» Ольги Торбич привести в Псков химическое производство, завод «Титан-полимер».

Савицкий потребовал от Торбич письменного ответа на его критическую публикацию на сайте Псковской Ленты Новостей. Цитирую высказывание Савицкого: «Не надо загрязнять Россию. Это предприятие первого класса опасности – вот, что мы узнали из экологической экспертизы, то есть оно самое грязное в экологическом плане».

Большинство псковичей, по-видимому, еще не осознали, что рядом с Псковом вскоре может вырасти настоящий химкомбинат с крайне токсичным производством, и как это скажется на здоровье горожан, детей и взрослых? На онкологии? У нас что, мало раковых больных? Некоторые эксперты полагают, что псковичам готовят «грязную химическую бомбу». Возможно, это излишне резкая оценка, но любой образованный человек понимает, что ничего хорошего в смысле экологической обстановки от химкомбината ждать не приходится. Псковичи всегда гордились своей экологией, мол, плохо, конечно, что в 90-х производство в городе загнулось, но нет худа без добра, зато воздух чистый. С приходом «Титан-полимера» чистоте придет кирдык.

Игорь Савицкий сформулировал свою позицию так: «Я – патриот, и переживаю за свой город, в котором будут жить мои дети и внуки. Ведь они у меня спросят: а где ты был, дед, почему ты с этим не боролся? Нам обещают 2 млрд рублей налогов. Станем ли намного богаче? Не станем мы богаче, а наши дети и внуки будут всем этим дышать». В Пскове к Савицкому относятся по-разному, но уверен, что большинство псковичей подписались бы под этими словами двумя руками.

Здесь необходимо отметить и еще одно скандальное обстоятельство. Как только Савицкий начал публично критиковать проект «Моглино», на него обрушились с диффамацией местные телеграм-каналы, за которыми, по мнению Савицкого, скрывается не кто иной как псковский общественник Константин Вилков, угрожающий напечатать некий компромат. Цитирую Савицкого: «Я знаю, что за этим стоит Константин Вилков. Он шантажирует меня, сообщая, что якобы на полках на меня лежит много компромата. Ответственно заявляю — публикуйте все, что у вас есть, этим вы меня не остановите».

То есть по факту, спустя 7 лет после начала проекта «Моглино», мы вдруг получили самую настоящую политическую борьбу, как это было, допустим, десять лет назад с Химкинским лесом в Московской области. Инициатива чиновников построить через лес дорогу возбудило всю московскую и подмосковную оппозиционную тусовку. Кто только на проблеме Химкинского леса не хайпанул. Но кроме хайпа была и реальная борьба за сохранение уникального уголка живой природы.

У нас по поводу строительства химкомбината в 8 километрах от Пскова пока что наблюдается какая-то подозрительная общественная тишина. Народу и дела нет, что рядом с городом появится крайне токсичное производство, а возбудился один Савицкий. И его, наверное, уже можно поздравить с возвращением в местную политику.

Говорят, один в поле не воин, но, может, вскоре и другие политические «акторы» подтянутся. Те же лидеры нашей несистемной оппозиции вроде яблочника и навальниста в одном флаконе - Николая Кузьмина. С чисто политической точки зрения глупо не использовать такой шанс для электоральной раскрутки, как бы цинично это сейчас не звучало. Цинизм цинизмом, но и дело серьезное и общественно значимое. Без цинизма здесь никак. Ибо напрямую связан с нашим здоровьем, особенно — детей.

В среду в Пскове горел еще один памятник архитектуры регионального значения — Дом купца Сафьянщикова, что на Советской набережной близ Варлаамовской башни. Мы знаем, что в Пскове бесхозные памятники архитектуры горят более-менее регулярно, но тут особый случай. Дом Сафьянщикова не бесхозный. В нем вот уже тридцать лет как располагаются мастерские художников, а ныне большинство помещений арендует у муниципалитета художническое общественное движение «Псков-Арт», усилиями которого буквально в ноябре был сделан ремонт в галерее современного искусства «Дом на набережной».

Ущерб от пожара, конечно, огромный, и материальный, и моральный. Огнем уничтожены произведения искусства и годы жизни и творчества.

Пожар начался в мастерской мастера по дереву, изготовителя церковной утвари и реставратора, лауреата губернаторской премии по культуре Николая Самойленко. Первоначальная версия — внешнее занесения огня, то есть поджог, не подтвердилась. Эксперты сделали заключение, что причина пожара — аварийная эксплуатация электропроводки. От того, что это значит на деле, и к каким выводам придет следствие, во многом зависит будущее художников и самого дома.

Реальность печальная: одна мастерская со всем содержимым: картинами, иконами, станками полностью выгорела, другая, на втором этаже, значительно пострадала. В галерее снова нужно делать ремонт, в окнах нет стекол, нет электричества. Что делать художникам? Бросать дом? Но тогда примерно через полгода он превратиться в бомжатник, как это, увы, случилось со многими объектами культурного наследия. Посмотрите на Дом Батова или Солодежню. Ситуация критическая, а на помощь муниципалитета погорельцам, как мы знаем, рассчитывать не приходится. Более того, по последней информации, художников уже попросили освободить помещения. Кстати, я бы не стал совсем игнорировать версию поджога. Остается надеяться на самих художников, на то, что они найдут какой-то выход и дом не бросят.

И я завершаю. Накануне XXVI Пушкинского театрального фестиваля в Общественном пресс-центре Псковской Ленты Новостей прошла большая пресс-конференция организаторов с участием директора театра Людмилы Цишковской, арт-директора Андрея Пронина, куратора галереи «Цех» Марины Николаевой и худрука театра Дмитрия Месхиева, который согласился с тем, что нынешний фестиваль есть чудо, и он будет несколько скромней, чем прежние три, но не хуже. Фестиваль максимально расширил географию: в Псков приедут театры из Казани, Нижнего Новгорода, Красноярска, и даже из Румынии и Южно-Сахалинска, не считая двух столиц. Довольно насыщенной будет лекционная программа.

Но почему, все-таки, чудо? Да потому что буквально до конца октября, театр не знал, будет он проводить Пушкинский фестиваль или нет.

Областной комитет по культуре под руководством Жанны Малышевой устроил театру настоящую обструкцию, задания не было, как и не было параметров финансирования. И это при том, что любой нормальный фестиваль начинает готовится за 8-9 месяцев, то есть необходимо было начинать примерно в апреле-мае. Надо понимать технологию театрального искусства, то, что у каждого театра свои планы на сезон, и участие в Пушкинском театральном фестивале должно вписаться в график. То есть договариваться об участии в форуме нужно как минимум за полгода.

Однако Жанна Малышева, сама, кстати, бывший директор Великолукского театра драмы, как будто этого не понимает. Либо не хочет понимать. В результате программу фестиваля пришлось верстать, по словам Дмитрия Месхиева, буквально «с колес». По выражению Людмилы Цишковской, арт-директор Андрей Пронин проделал «нечеловеческую работу» по формированию программы и совершил «настоящий человеческий подвиг». Иначе говоря, Пушкинский фестиваль пройдет в этом году не за, а вопреки воле чиновников от культуры, и это более чем странно и печально.

Еще печальнее выглядит информация Дмитрия Месхиева о том, что два фестиваля - Довлатовский и «Крещендо» - мы уже похоронили. Под вопросом третий - «Другое искусство», который тоже нужно готовить за полгода, но пока о его судьбе ничего не известно. «Если мне дадут задание делать фестиваль в апреле, я откажусь, - признался Дмитрий Месхиев. - Поскольку так фестивали не делаются».

Вообще, приходится с большим прискорбием признать, что культурная парадигма в последнее время резко изменилась. Еще недавно ставка делалась на событийный туризм - и считалось, что в каждом сезоне у нас будет крупное культурное событие, привлекающее в Псков туристов. Зимой — Пушкинский театральный фестиваль, весной - «Другое искусство», ранним летом — Пушкинский праздник поэзии, осенью — Довлатовский фестиваль и «Крещендо». Теперь, похоже, все это кончилось. Можно петь заупокойные молитвы.

Это были «Акценты». Берегите себя.

Александр Донецкий

опрос
Как вы относитесь к запрету массовых мероприятий до 28 июля?
В опросе приняло участие 19 человек