В рубель: Вялый рубль, бодрый Минсельхоз и виражи уходящих компаний

07.04.2023 12:51|ПсковКомментариев: 0

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию радиопрограммы «В рубель», которая выходит на волнах радио «ПЛН FM» (102.6 FM) каждую пятницу. Ведущий программы, экономический обозреватель Алексей Овчинников знакомит радиослушателей с важными экономическими и потребительскими событиями.

 

Сегодня мы обсудим, почему рубль слабеет вопреки всем канонам, какие версии есть у экономистов по поводу дальнейшего развития событий, кто теряет больше от ухода западных компаний и почему наше зерно может завалить страну, но хлеб дешевле так и не станет.

РУБЛЬ, ТЫ ЧЕГО?

Внезапно тема курса рубля снова стала номером один. В частности, на этой неделе аналитики активно обсуждали траекторию доллара, который к середине недели поднялся выше «психологической отметки» в 80 рублей. СМИ щедро осыпают нас чуть ли не ежедневно прогнозами и комментариями по этому поводу, кто во что горазд. Осталось во всем этом потоке разобраться.

Давайте начнем с того, что в этой ситуации удивляет. Нефть дорожает, а рубль дешевеет. Разве это не экстраординарная ситуация? Фондовый рынок растет и даже бьет локальные рекорды. Почему же это не спасает отечественную валюту от штопора?

С другой стороны, рубль уже больше года демонстрирует устойчивую тенденцию к ослаблению, прежде всего, под гнетом санкционного давления. Особенно серьезно он стал терять в весе, когда вступило в силу решение недружественного Запада о введении «потолка» цен на нефть из России. Неужели негатив еще не исчерпан? И где же тогда то дно, от которого наша валюта сможет оттолкнуться?

Экономисты, конечно, нашли множество объяснений столь странному поведению рубля от сезонного сокращения предложения иностранной валюты со стороны экспортеров до возможной отмашки Минфина в адрес Центробанка собрать еще валюты в резервы. Не стоит также забывать, что сейчас растет спрос на валюту для перезапуска импорта, как параллельного, так и переориентированного с Запада на Восток. На что растет спрос то и дорожает.

«Финам» в своем обзоре отмечает, что возрастает потребность в валюте и у рядовых россиян, прежде всего, для оплаты зарубежных поездок в летние отпуска. А кто-то все еще рассматривает токсичную валюту как лучший вариант для сохранения сбережений. Да-да, как показывают финансовые отчеты банков, наши сограждане все еще не чураются долларов и евро, хотя казалось бы.

Еще одну возможную причину коррекционной динамики озвучили аналитики «Росбанка» - довольно концентрированные оттоки капитала. В частности, сделка по продаже доли Shell в проекте «Сахалин-2» может потянуть на 95 млрд рублей в долларах, а это примерно дневной оборот на валютном рынке Мосбиржи. А Shell такой не один. 11 заводов продает немецкая Henkel AG & Co. Недавно со своими российскими активами распрощалась (не безвозмездно, конечно) финская Nokian Tyres. По данным Financial Times, на рассмотрении у властей находится еще порядка 2000 подобных заявок. Таким образом, влияние таких сделок на курс рубля может продолжиться.

По оценкам Bloomberg, общий объем продаж активов иностранными компаниями, покидающими Россию, только в прошлом году составил не менее $15 млрд. Думаю, этот год покажет цифры не менее внушительные, а скорее даже более.

В долгосрочной перспективе это, конечно, все нам на руку. Это даже похлеще, чем локализация производств после событий 2014 года. Но пока придется смириться с некоторой неприятной побочкой в виде снижения ликвидности валютного рынка.

При этом эксперты считают, что в руках великого и ужасного Банка России, валютные резервы которого оказались под санкциями, осталось не так много инструментов регулирования стабильности рубля. К тому же, в ситуации сильного падения госдоходов для покрытия дефицита бюджета правительству слабый курс рубля даже нужен, чтобы с помощью экспортеров закрыть дыру в бюджете. Интересы бедных отпускников при этом никто не учитывает.

Впрочем, если рубль докатится до 90 за доллар, можно быть уверенным, что тяжелую артиллерию точно введут. В конце концов, девальвация денег увеличивает не только доходную, но и расходную часть бюджета. В минфинах это тоже понимают. Так, некоторую поддержку рублю может оказать повышение ключевой ставки. Многие аналитики и так прогнозируют, что она вырастет к концу года для сдерживания инфляции. Но это такой себе, очень сомнительный мотиватор.

Но не все так плохо, как может показаться. Есть небольшие надежды и на укрепление рубля. Пусть заторможено, но он еще может отреагировать на рост стоимости нефти. В пользу рубля также играют и жесткие ограничения на движение капитала, и отсутствие нерезидентов на российском рынке. Довольно большой список ведущих экономистов ждут коррекции курса в пользу отечественной валюты чуть ли не в ближайшие дни. Но, увы, есть и те, кто не менее убедительно объясняет, почему ее так скоро ждать не стоит.

К сожалению, даже самые радужные прогнозы не радуют так, как могли бы: укрепление все равно будет незначительным и временным, так как экономика России все еще находится в довольно сложном положении. И риски новых санкций никто не отменял. У рубля кармическая модель такая - к мировым валютам в долгосрочной перспективе он падает всегда и будет падать, до тех пор, пока мы не пересмотрим всю экономическую модель страны. Ну то есть вы поняли, когда.

Если обобщить все, что сейчас выдают эксперты на тему, то можно выделить три основных версии. Первая – рубль продолжит свое пике и даже может свалиться за 100 уже к лету со всеми вытекающими. В частности, с разгоном инфляции, истеричным задиранием ключевой ставки и новыми ограничениями на операции с валютой в банках.

Вторая версия – рубль будет слабеть не столь драматично, потому что регулятор и рыночные факторы будут сыпать ему песок различных манипуляций под колеса. Как правило, не слишком зримых простым смертным манипуляций. В перспективе все равно придем к 100 рублям за доллар, но не так сразу, а к тому времени, когда мы уже психологической отметкой будем называть «120». Например, к началу нового года.

Третья – рубль опомнится, скажет, что ж я делаю-то, и будет толкаться себе в уютном коридоре 75-85 рублей за доллар, подмигивая юаню.

Не поверите, но все три варианта имеют право на жизнь, и под каждый можно найти обоснование.

Я вот спросил у бота GPT, которым я вас в прошлом выпуске пугал, кто виноват, что делать и камо грядеши. Бездушная, казалось бы, махина вместо четкого ответа вдруг решила выступить в качестве психоаналитика. Она велела мне не паниковать и не пытаться экономить на всем подряд. Дальше цитата: «Ведь жизнь – это не только экономика, а экономика – это только часть жизни. Важно находить время для семьи, друзей, хобби и просто отдыха. Как говорится, здоровье – самое главное богатство». Я даже прослезился. И понял, что этот робот в розовых очках вряд ли захватит мир в ближайшие полгода. Ждем половозрелости искусственного интеллекта, пары несчастных неразделенных любовей и весь этот романтический флер, как рукой снимет. А там глядишь и рубль укрепится.

И у меня не спрашивайте, покупать валюту сейчас или нет. Я не знаю. Мне комфортно в позиции наблюдателя, если честно. А тех, кто будет вам говорить, что знает и будет что-то советовать, гоните в шею. Тут можно действовать только по наитию и по обстоятельствам. Жизнь – боль, да-да. А за успокоением, вон, к чат-боту GPT можно обратиться.

ФЛАГ В РУКИ И БАРАБАН НЕ ЗАБУДЬТЕ…

Новостями об уходящих из России западных компаниях сегодня никого не удивишь и не расстроишь. Ну, уходят и уходят. Попутного ветра, как говорится. Мы тут потом опубликуем аналитику, сколько вы потеряли после своего ухода, тем и успокоимся. Ну или еще плюнем вслед парочкой материалов на тему «А вы знаете, сколько они успели заработать на россиянах?!».

Сейчас ненадолго вспомню всуе кейс Райфайзенбанка, который с той, недружественной, стороны прессингуют так, что даже у такого лояльного к российским клиентам финучреждения опустились руки. Засобирался на выход. Наши СМИ тут же принялись банк полоскать вдоль и поперек как раз вот по этим лекалам: мол, по миру пойдут, у нас вон сколько зарабатывали, ого-го и угу-гу. Но, может, потому и зарабатывали, что в нашем довольно густонаселенном банковском поле, которое находится под серьезным лобби госбанков, они смогли выстроить очень приличную экосистему и предлагали интересные как розничные, так и корпоративные финпродукты.

Скажете, их клиенты просто нескрепные прозападники, им название латинскими буквами покажи, они тут же и побегут, сверкая портмоне, свои кровные тратить. Наверное, не без этого. Но почему же тогда у Сосьете Женераль, которая Росбанк так спешно продала, так хорошо не получалось? Или у Ситибанка? Или даже у ЮниКредита, который заработал в два раза меньше Райфа в прошлом году?

И все равно они все действительно зарабатывали, кто-то меньше, кто-то больше, а наши банки в последнее время только и делают, что об убытках отчитываются.

Кстати, с российского рынка в этом году могут уйти 25–30 банков, об этом говорится в исследовании АКРА. Но тут драмы особой нет на самом деле: уменьшение числа участников на 5–10% не вызовет значительных проблем. Однако снижение конкуренции – это снижение конкуренции.

Но бог с ними, с банками. Тем более иностранными. Без них мы тут точно обойдемся, без тени сарказма. В конце концов, белых и пушистых в этом сегменте экономики априори найти не так просто. И уходящие уж точно не были святыми.

Но есть примеры посложнее, и недавно одним замысловатым стало больше. Выяснилось, что из России решили уйти международные зернотрейдеры, некоторые из них занимают лидирующие позиции в мире. Тут надо уточнить, что этим иностранным компаниям ранее продавалось около 70% от всего экспортируемого зерна.

Минсельхоз, надо признать, бодр и весел. В ведомстве утверждают, что все эти уходы не повлияют на объем экспорта. Чиновники считают, что активы уходящих компаний просто перейдут под управление российских бизнесменов, и все будет, как и прежде. Однако стоит вспомнить ситуацию с западными автопроизводителями, чьи активы были проданы российским компаниям. Что произошло с автопромом? Не повторится ли то же самое и с зерновой отраслью?

А зачем вообще нужны эти зернотрейдеры? Это же посредники! От них одного зло! Да потому что продавать напрямую зерно крайне затруднительно и невыгодно. Для этого нужно ездить в другие страны, порой не самые благополучные и близкие, в Африку, к примеру, заключать договоры, организовывать перевозки, фрахтовать суда, страховать, получать все необходимые разрешительные документы, в том числе международного характера, и т.д. Представьте себе сельхозпредприятие даже средних масштабов, которое начнет всем этим самостоятельно заниматься – да они с ума сойдут!

Поэтому посредники есть, были и будут. Да, это еще одно колено в цепочке, да, они берут за свои услуги деньги, которые отражаются на цене конечного продукта. Но без них было бы еще дороже!

Но вернемся к уходу зернотрейдеров. Да хочется сказать: «Скатертью дорога, нам же больше зерна останется, значит меньше будут цены, хлеб станет дешевле». К сожалению, это так не работает. От слова совсем. Во-первых, пшеница всегда входила в первую десятку экспортных товаров России. И это единственное пищевое сырье из топ-10, все остальное - несъедобные природные дары. Поэтому для нас это очень важное стратегическое направление.

Во-вторых, у нас выращенное зерно довольно сложно сбывать, представьте себе. Переизбыток случается постоянно и его приходится где-то хранить. Хранение – это тоже деньги. Причем часть зерна при этом все равно пропадает. Вот почему перепроизводство зерновых не ведет к удешевлению хлеба. Хлебопеки все равно не будут покупать больше сырья, чем им нужно для производства. Зачем им это?

Идем дальше. Будет меньше покупателей, аграрии предпочтут посевные площади сокращать. Потому что хранение переизбытка – это, повторюсь, деньги и вообще муторно. Да и хранить не всегда есть где. На рынке возникнет очередной перекос, спрос может начать превышать предложение. Это когда хлебопеки начнут в очереди выстраиваться. Что произойдет? Правильно, очередной рост цен. Куда уж без него.

Кстати, это еще не все зигзаги сельскохозяйственной экономики. Уже сейчас отечественное зерно (как и нефть, и прочие ресурсы) торгуется с дисконтами по отношению к мировым ценам. Но внутри рынка вы этого не почувствуете, точно так же, как и с подешевевшими на мировой арене нашими несъедобными богатствами.

К чему я все это рассказываю. Конечно, никто не умрет от голода, с прилавков не исчезнут булочки, все поля не зарастут бурьяном. Не нужно умолять уходящих зернотрейдеров остаться. Уходя уходи. Более того, в России, наверняка, создадут нового независимого российского экспортера зерна, и даже не одного. Но таки надо отдавать себе отчет в том, что ничего не бывает бесплатно. И что платят за все в конечном итоге, извините за каламбур, конечные же потребители.

Когда-нибудь все устаканится, но до этого придется пройти этап отката по экономическим показателям глубоко назад, решить проблемы с логистикой, фрахтом судов, нудными договорами с теми посредниками, без которых не обойтись, и которые под видом страха вторичных санкций будут готовы вить из нас веревки. Увы, это не из пальца высосанное теоретизирование. Это суровый эмпирический опыт нефтяников. И хлеборобам (вот даже такое слово вспомнил!) явно его тоже придется пройти.

Не могу тут не упомянуть еще один любопытный кейс. Не про зерно, но тоже про уходящие компании. Кейс достойный таможни и Россельхознадзора с его бульдозерами, давящими санкционку. Такая политика «Не доставайся же ты никому» не чужда и американским компаниям, как показала практика.

Производитель сетевого оборудования и программного обеспечения из США Cisco System после прекращения своей деятельности в России физически уничтожил оставшиеся товарные запасы своего оборудования почти на 2 млрд рублей. О чем, кстати, еще и отчитался.

Российские власти не дали возможности компании вывезти остатки своей продукции и оборудования, поэтому его решили попросту аннигилировать. Назло, вероятно. Хотя могли бы и с дисконтом распродать, но, видимо, религия не позволяет. Весь этот фарс мог бы быть смешным, но он довольно грустный. Хотя, конечно, в такой идиотизм, впадают далеко не все западные уходенцы.

На данный момент в очереди на выход из России выстроилось, повторюсь, еще около 2000 зарубежных компаний. Но процесс, вероятно, затянется не на один год. Тут и бюрократические препоны нашей специальной правительственной комиссии, которая должна согласовать продажу любых активов в стране резидентами из «недружественных юрисдикций». А еще не все готовы как Cisco свои товары пускать из принципа под откос, поэтому до их реализации сидят на попе ровно.

К тому же покидающая страну компания зачастую вынуждена продавать свои активы с существенным дисконтом. Такие вот вилы, с одной стороны давят западные моралисты: «Как ты можешь работать в этой стране?!», а с другой - жаба душит.

Я это к тому, что не надо третировать уходящих по поводу того, сколько они на нас заработали, сколько они потеряют. Им и без нашего злорадства несладко, поверьте. Но они не пропадут.

Не пропадем и мы. Но в этом экономическом бодании, к сожалению, шишки-то набьют все. Вопрос в том, у кого круче регенерация. Я искренне надеюсь, что у нас.

На этом все. Будьте в курсе событий, несмотря ни на что не теряйте оптимизма и своих сбережений. До встречи в эфире ПЛН FM.

Алексей Овчинников

опрос
Что вы хотели бы видеть вместо ликвидированных рынков в центре города?
В опросе приняло участие 120 человек