В рубель: Обесценивание труда и глиняный колосс госпредприятий

10.11.2023 11:16|ПсковКомментариев: 2

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию программы «В рубель», которая выходит на волнах радио «ПЛН FM» (102.6 FM) каждую пятницу. Ведущий программы, экономический обозреватель Алексей Овчинников знакомит радиослушателей с важными экономическими и потребительскими событиями.

 

Сегодня мы обсудим, почему рекордный рост реальных доходов населения в нашей стране оказался в итоге обесцениванием труда и о какой назревшей революции в зарплатах россиян всерьез говорят в Госдуме. Еще одна тема для разговора: почему все усилия ФАС по ликвидации госпредприятий рискуют обернуться тщетой и почему мы все можем скоро за это поплатиться из своего кошелька.

ВАМ ЗАРПЛАТУ В РУБЛЯХ ИЛИ В ПРОЦЕНТАХ ОТ ВВП?

Не так давно состоялось очередное заседание президиума Российской академии наук, где среди прочих выступил директор Института народного прогнозирования РАН Александр Широв с докладом «Качество жизни населения как фактор развития российской экономики: демография, занятость, образование». Кажется, какая скукотища, а между тем, тезисы там приводятся весьма интересные и, к сожалению, не очень оптимистичные. Возможно, именно поэтому на этот документ обратили внимание совсем немногие СМИ, среди исключений – «Независимая газета», которая достаточно подробно разобралась в исследовании.

Самый удивительный вердикт - труд в России обесценивается. Нам за работу платят все меньше и меньше. «Подождите, - скажите вы, - нам же совсем недавно говорили, что зарплаты выросли рекордно как на дрожжах, реальные доходы населения уже почти нереальными стали. Вон смотрите, какая у нас покупательская способность. ЦБ аж за ставку хватается в ужасе от нашего спроса!» Все так. И не так. Потому что, друзья, это смотря в чем наше благосостояние измерять: в девальвировавшем рубле или, скажем, в доле от ВВП. Вот эксперты из Института народного прогнозирования решили пойти не в ногу и стали измерять наши зарплаты линейкой с привязкой к валовому внутреннему продукту. И измерение получилось грустным.

Оказывается, все меньше стоимости произведенных товаров и услуг распределяется на оплату труда работников, и все больше - на другие направления и на прибыль компаний. Если в 2017 году на оплату труда уходило 48% ВВП, то есть почти половина стоимости создаваемых товаров и услуг, то в 2022 году - уже только 39%. За 5 лет доля зарплат в структуре российского ВВП снизилась на 9%, в среднем она снижается почти на 2% каждый год.

Разница в 9% за 5 лет, может быть, и кажется незначительной, но она говорит о том, что суммарно всем работникам в нашей стране за их труд недоплачивали примерно 14-15 триллионов рублей в год! И это при том, что до начала СВО российский бюджет был профицитным - в нем, вроде как, были, условно говоря, денежные излишки. Это и есть обесценивание труда.

Вернемся к исследованию Института народного прогнозирования РАН. Там говорится, что физический объем потребления домашних хозяйств с начала 2000-х годов поступательно рос. Это не может не радовать, ну сколько можно было жить в режиме нищих 90-х. Но вот, что любопытно: доля расходов на продовольствие оставалась все это время практически неизменной. О чем это говорит? О том, как пояснил Александр Широв, что цены на первичные продукты растут быстрее, чем на все остальное, и о том, что уровень доходов, особенно среди наименее оплачиваемых групп населения, все еще остается скромным.

В одном из «В рубелей» я уже касался драматической истории о том, сколько россияне проедают денег. И дело тут не только в умении и желании хорошо поесть, хотя его мы тоже со счетом не списываем, но и в том, что доходов многих россиян только и хватает, что на продукты да коммунальные платежи.

При этом и доля оплаты труда в структуре затрат предприятий в течение последних примерно 10 лет не росла, а, наоборот, сокращалась: с 28% от выпуска в 2013-м до 22% в 2022-м. Из чего напрашивается вывод, что предприятия, скажем так, стали больше «хомячить за щеку», а не делиться со своей рабочей силой.

А еще Александр Широв заявил, что «наша экономика больше не сможет функционировать в условиях низкого уровня оплаты труда – и прежде всего в обрабатывающих секторах». Возможно, ученый чрезмерно нагнетает, но повод задуматься над происходящим, согласитесь, все-таки есть. Тут ведь еще есть и другие неприятные вводные, которые мы также с вами уже обсуждали не один раз в эфирах моей программы.

К примеру, огромная разница в оплате труда между регионами, между рядовыми работниками и руководителями, между отдельными отраслями. И за галопирующим ростом средней заработной платы, которым так любят бахвалиться Росстат и Минэк, зачастую стоит очень непропорциональный рост между различными категориями работников и, не побоюсь уже этого слова, людей разного сословного положения. Это признают, как видите, и вполне прогосударственные структуры. Осталось научиться не только смотреть правде в глаза, но и придумать, что с этим делать.

Еще одна непростая вводная – у нас по факту товарами, услугами и деньгами меньшая часть россиян обеспечивает большую часть. Меньшая часть, как вы уже догадались, это экономически активная часть населения. Большая – живущая на пенсию, социальные пособия и дети. Не сочтите за кощунство, но по факту у нас все большая и большая часть создаваемых благ уходит на содержание большей части населения, ничего не производящей. Подчеркну: я желаю всем долгих лет жизни. Наши пенсионеры, которые вытаскивали эту страну из послевоенного состояния, фактически строили ее такой, какой мы ее сейчас знаем, и зачастую работали далеко не в таких вольготных условиях как мы сейчас (которые чуть что: "Помогите, у меня стресс и выгорание"), - заслужили на старости даже лучшей жизни, чем сейчас. Однако если мы не решим демографический вопрос, нас ждут серьезные испытания. Мы тоже заслужили, но предвкушаю, что нас, сегодняшних 40-летних и 30-летних, ждут какие-то не очень веселые перспективы в плане пенсий. Скорее всего, придется работать до гробовой доски.

И перспективы, что нам будут платить при этом все меньше и меньше от ВВП как-то даже оскорбляют. Многие российские экономисты, к слову, уже прямым текстом называют такую ситуацию ненормальной. Они говорят, что предприятия борзеют, и за грустной риторикой о плачевном положении дел скрывают, что резервы для повышения доли оплаты труда в структуре затрат были и есть. Кормушку для топ-менеджмента, акционеров, учредителей и бенефициаров надо просто подсократить. А то как-то неприлично говорить своим работягам, что у вас нет резервов для повышения зарплат, попивая Пьере Фрапен на берегу курортов НЕ Краснодарского края. Причем, уверяю вас, психология при этом такая: «Я это заслужил и заработал, а ты – нет».

Кстати, проблема эта общемировая. Так называемая элита контролируют состояние в размере свыше $208 трлн или почти 46% от общемирового. В эту группу попадает немногим больше 1% взрослого населения планеты. Представьте, практически полпланеты принадлежит 1% людей. Где-то грустно вздохнул Карл Маркс.

Специалист в области организации промышленного производства, академик РАН Абел Аганбегян вообще связал печальную ситуацию с нежеланием бизнеса повышать зарплаты с большим оттоком капитала в офшоры, в том числе и из государственных компаний. А это уже, друзья, в современных реалиях не только кощунственно, но и преступно.

Как бы в синхрон с этим исследованием в Госдуме заявили о назревшей в России зарплатной революции. Звучит как минимум красиво. Вице-спикер нижней палаты парламента Александр Бабаков, рассуждая о проблеме дефицита кадров, которая сейчас остро стоит на российских предприятиях и, по всем прогнозам, в ближайшие годы не разрешится, как раз о грядущих революционных изменениях и поведал. Хотя, скорее, не о грядущих, а необходимых.

Однако депутат вкладывает в этот посыл не только рост зарплат, но и другие составляющие, среди которых доступное кредитование предприятий, снижение налоговой нагрузки и повышение производительности труда. О необходимости кардинальных изменений по этим фронтам говорят уже не одно десятилетие, из чего можно сделать вывод, что эти фантазии крайне умозрительны. Иначе не понятно, что мешало эти вопросы решить раньше. Сейчас легче точно не стало.

Кредиты едва ли станут доступнее, потому что у нас пока тренд на повышение ключевой ставки. Ключевая останется высокой, пока инфляция уверенным шагом двигается прочь от целевого показателя. Повышать производительность труда, не вкладываясь в развитие производства, невозможно, а инвестиции в развитие невозможны без доступных кредитов. Порочный круг, однако. Я уже не говорю, насколько смешны посылы про снижение налоговой нагрузки. Пока нам не устают намекать, что выросшие расходы бюджета еще могут аукнуться в налоговой политике государства. Чуть позже, конечно, после марта следующего года.

Единственный драйвер повышения зарплат сейчас – жесткая конкуренция за кадры. Но насколько хватит его запала – вопрос. Кроме того, он может стать и драйвером для увеличения отраслевой дифференциации окладов. Потому что кадровый голод по-разному ощущается в разных секторах экономики.

Тут еще отдельно хочется упомянуть, что частному бизнесу, особенно в регионах, борьба за кадры дается гораздо сложнее. Не те масштабы, не те возможности. Если они начнут эту борьбу проигрывать… Дальше додумайте сами.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРОТИВ ЧАСТНОГО

Хочу с вами поговорить о еще одном интересном исследовании, на этот раз за авторством экспертов Национального рейтингового агентства (сокращенно - НРА). Аналитики опубликовали доклад со сравнительным анализом финансовой устойчивости российских компаний разных форм собственности за предыдущие два года. Там указывается, что частные компании в России показали наибольшую финансовую устойчивость, тогда как государственные – наименьшую.

Это повод задуматься тем, кто ратует за всеобщую национализацию, ну по крайней мере, крупного бизнеса, который у нас и так, к слову, так или иначе, контролируется государством, стоит только повнимательнее разобраться в цепочках владения.

На самом деле финансовая устойчивость снизилась во всех типах компаний, кроме иностранных, но на муниципальных и госпредприятиях кризис отразился наиболее негативно, и частные на их фоне выглядят еще более-менее хорошо.

При этом авторы исследования отмечают массированную финансовую господдержку компаний всех форм собственности, кроме опять же иностранной, но государственных - особо. И даже при таких особенных вливаниях госсобственность все равно показала заметно худший результат.

Основные тревожные звоночки - рост выручки ниже инфляции, падение операционной прибыли, существенное снижение маржинальности активов, рост долговой нагрузки, ухудшение ликвидности.

Тем не менее в НРА полны позитива и рассчитывают, что уже в четвертом квартале текущего года и в следующем году финансовая устойчивость компаний умеренно улучшится за счет повышения маржинальности и оборачиваемости активов на фоне восстановления экономики и продолжающейся перестройки логистических цепочек.

Но спасет ли это страну от перекосов, в котором госпредприятия сосут бюджет и едва ли помогают экономике расти? Я напомню, что долгие годы Федеральная антимонопольная служба призывала избавляться от бесконечных МУПов и ГУПов, где-то успешно, где-то не очень. Власти многих регионов чуть ли не костьми ложились на защиту каждого государственного предприятия. Конечно, не просто из-за косности, консервативности или, упаси боже, развала коррупциогенных схем. Не только. Важный момент – паническая боязнь не выполнить социальные обязательства, потерять доверие народа, то есть драгоценного электората и далее, по цепочке.

А ведь изначально задумывалась реформа, предполагавшая полный отказ от такой организационно-хозяйственной формы. Но в результате региональные власти продавили несколько отсрочек и немало исключений в закон, который с грехом пополам приняли в конце 2019 года. Изначально в законопроекте говорилось, что к 1 января 2021 года ВСЕ государственные и муниципальные унитарные предприятия, действующие на конкурентных рынках, будут ликвидированы или реорганизованы. В итоге придумали какой-то переходный период и в окончательный закон внесли отсрочку до 1 января 2025 года. Что-то мне подсказывает, что с учетом всего происходящего в мире и в стране отсрочку еще и продлят.

Тем более, что в Госдуме еще и активно возникают предложения то одну, то другую отрасль монополизировать. Недавно предложили ввести госмонополию на ритуальные услуги. Причем, давайте не будем юлить, плодородную поляну предлагают поделить между государством и церковью. Где-то напрягся известный псковский кандидат всея выборов.

Я уже не говорю о непоколебимости таких монстров с госучастием, как РЖД, «Аэрофлот», «АвтоВАЗ», «Почта России» или «Роскосмос». Куда они денутся? Они же памятники! А тем временем они на днях снова обратились к властям с протянутой рукой – хотят субсидий из-за роста ключевой ставки. В противном случае, пугают они, им придется значительно урезать свои инвестиционные программы или поднять цены на свои товары и услуги.

К примеру, РБК пишет, что по заявлением «АвтоВАЗа», в текущем году затраты компании на обслуживание долга составили 10 млрд рублей, а в следующем году из-за роста ставок это будет уже как минимум 17 млрд. И если компании покрывать эти расходы за счет собственных средств, то это не позволит ей что-либо совершенствовать в производстве и разрабатывать проекты новых модельных рядов авто.

Представитель РЖД, в свою очередь, пояснил, что при нынешней ключевой ставке любые инфраструктурные проекты не окупаемы. И без поддержки государства это неизбежно приведет к дальнейшему росту тарифов. Здесь стоит напомнить, что с 1 декабря они и так вырастут почти на 11%.

Аналогичную просьбу озвучили и в «Почте России», напомнив, что они вообще крупнейший работодатель страны, и им нужна докапитализация на 20-30 млрд рублей, а иначе банкротство. Хорош работодатель, конечно, если вспомнить, сколько за последние годы он сократил сотрудников и закрыл своих отделений.

Всех уделал «Роскосмос». Там заявили, что без субсидирования процентных ставок поставлено под вопрос производство высокотехнологичной продукции не только гражданского, но и двойного назначения организациям оборонно-промышленного комплекса.

Мне кажется, или это похоже на шантаж?

Частный бизнес смотрит на всю эту вакханалию и угрюмо водит желваками. Тут не спросишь: «А что, так можно было?». Потому что нельзя. Частному бизнесу у нас можно только платить налоги и штрафы.

У властей же теперь тот еще ребус. Риск столкнуться с недовольством населения из-за роста тарифов, а они по закону государством регулируются, так что все вопросы будут именно к нему. Или риск окончательно надорвать бюджет страны, что в итоге вряд ли вообще кого-то обрадует. Скорее всего, что в итоге будут приняты какие-то полумеры в духе и вашим, и нашим, а по факту - ни тем, ни другим. На Центробанк начнут серьезно давить, чтобы они прекращали там крутить ставкой, но что тогда делать с инфляцией – тоже загадка.

Вот куда направиться богатырю нашей экономики, если на развилочном камне написано: «Прямо поедешь – голову потеряешь», «Налево - останешься без коня», а «Направо – ни коня, ни головы, ни хвоста собачьего». Ну не назад же ехать, в самом деле. Хотя заметьте, в последнее время все чаще и чаще призывают поехать именно в обратном направлении, поближе к СССР.

На этом все. Будьте в курсе событий, несмотря ни на что не теряйте оптимизма и своих сбережений. До встречи в эфире ПЛН FM.

Алексей Овчинников

опрос
Что вы хотели бы видеть вместо ликвидированных рынков в центре города?
В опросе приняло участие 42 человека