Что Фёдор Тютчев хотел передать сегодняшним управленцам

11.09.2023 13:45|ПсковКомментариев: 0

Предвидение – это совсем не ясновидение, это не способность видеть сквозь стены, угадывать желания и творить остальные чудеса. Речь вообще не о чудесах, а о способностях талантливых руководителей прогнозировать ситуации.

 

Сегодня в стране масса экспертных советов, за численностью и появлением новых не успеваешь угнаться, ещё больше комментаторов, новоиспечённых политологов, военных специалистов и прочих рупоров. А на телевизионных каналах развелось множество предсказательниц и гадалок, которые преподносятся российским гражданам, чуть ли не как последняя инстанция между ними и действительностью.

Но на общей жизни тех самых граждан это множество и тех, и других никак не отражается. В итоге потопы заливают города и посёлки, наводнения рушат дамбы и иные защитные сооружения, которые были придуманы и выстроены пятьдесят-семьдесят лет назад и до сего времени исправно служили людям, вражеские дроны атакуют объекты далеко в тылу, а граждане начали всерьёз задаваться вопросом: куда бежать в случае опасности?

При этом, помню, десяток-другой лет назад, когда мы с коллегами по редакциям пытались писать на тему бомбоубежищ, гражданской обороны ответственные лица во власти и люди на улицах, которым мы задавали вопросы, смотрели на нас как на чудаков из прошлого. И ничего о предвидении тогда и слышать не хотели, мол, какие бомбоубежища? Какой враг у порога? Также непонимающе ответственные лица пожимали плечами, когда мы спрашивали об исчезновении в парках отдыха и общественных пространствах российских городов тиров – простеньких павильонов с пневматическими винтовками и пистолетами и фигурками-мишенями в глубине. Сколько из такого уличного увлечения раньше выходило будущих кандидатов и мастеров спорта по стрельбе, сейчас уже ни одна статистика не скажет. Это в том числе благодаря подобным тирам советские граждане уходили на фронт Великой Отечественной войны с начальными навыками обращения с оружием, развитым глазомером, выдержкой и меткостью.

Умение предвидеть развитие различных ситуаций – это не только дар - науке предвидения сегодня нужно учить. И совсем не так, как это делается в учебных заведениях по подготовке управленцев. Предвидение, прогнозирование рисков – эти предметы должны быть одними из главных. А на роль будущих руководителей нужно подбирать способных к такому обучению людей, от которых также важно добиваться умения принимать решения, предвидя возможные результаты, и в зависимости от ситуации брать на себя ответственность. Если бы такое обучение уже велось, тогда те многочисленные происшествия, серьёзные катастрофы или малые проблемы могли бы не произойти и не появиться вовсе.

Например, при недавней ситуации в Пскове, после атаки на аэродром были отменены несколько гражданских авиарейсов. Это произошло в самый разгар возвращения людей из отпусков. Пассажиры с отменённых рейсов вынуждены были искать иные варианты добраться из точки А в точку Б, переплачивали существенные суммы за покупку новых билетов на поезда, другие авиарейсы. Почему такую ситуацию нельзя было предвидеть, чтобы в случае Х не отменять авиарейсы, прибывающие в аэропорт Пскова, а перенести пункт прибытия, например, в Пулково. Тогда бы пассажиры, летевшие из Минеральных вод в Псков и далее в Калининград, могли без особых потерь добраться до точки назначения.

Другая ситуация. Уже который год подряд в регионах случаются страшные пожары, выжигающие целые деревни. И уже сколько лет подряд люди просят разрешить расчищать подступающий вплотную к деревням лес, зачастую больной и сухостойный, и запахивать высохший бурьян на заброшенных полях. Такие опасные ситуации могут легко возникнуть в России почти повсеместно, в том числе и в Псковской области. Например, уже два года жители одной из улиц в посёлке Торошино Псковского района, что всего в 25 километрах от областного центра, бьют тревогу по поводу засыхающего на корню лесного массива, который примыкает к участкам и домам жителей. Этот протяжённый участок высохших елей большой высоты представляет реальную опасность, как любой склад сухой древесины, да ещё и с территорией, захламощенной упавшими стволами и сучьями. Если случится малейший пожар, то пламя при псковских ветрах легко перейдёт на жилые постройки и тогда трагедия неминуема. Владельцы домов за минувшие два года обращались в различные инстанции, в том числе дважды в комитет по природным ресурсам и экологии Псковской области. О ситуации известно и в Псковской межрайонной природоохранной прокуратуре, и в Псковском лесничестве. Специалистами подтверждён диагноз – усыхание деревьев породы ель. Но высохший лес как стоял, так и стоит на страх всей улице. Можно в такой ситуации предвидеть, чем всё может закончиться и принять меры? Конечно, можно. Должны ли руководители подразделений и ведомств об этом задумываться, пытаться предвидеть? Должны.

И, конечно, предвидение – это не гадание на кофейной гуще, это не только интуиция ответственных специалистов – это наука, серьёзнейшая научная деятельность, которая должна быть организована во всех российских регионах. Это научные институты и лаборатории, которые могли бы учитывать специфику территорий для организации и безопасной жизни, и эффективного хозяйствования, и прогнозировать их общее развитие на основе системных наблюдений и других научных методов. Для этого нужны научные школы, учёные, специалисты управления и т.д. Где это всё? Много утеряно даже из советского наследия.

Кажется, почему в советские годы в разных уголках страны не застраивались территории, на которых сегодня вырастают целые городские районы и посёлки, да потому что они числились зонами неустойчивыми для строительства. Специалисты в те годы предвидели, чем может закончиться строительство жилых кварталов на таких территориях. Но в последние годы они стали лакомыми кусочками, и далеко не все застройщики ради больших прибылей хотят обращать внимание на такие мелочи, как возможные геоэкологические, экзогенные и климатические риски. Подобная ситуация, по мнению наблюдателей, сложилась в Сочи, где основной причиной потопов последних лет выделяют плотную застройку без должных мер градостроительства. До 2015 года таких подтоплений старожилы тех мест не припомнят. И жители Приморья тоже навсегда запомнят наводнения нынешнего лета, из-за которых множество людей потеряли имущество и жилища. После случившегося власти Приморья решили создать комиссию по изучению поведения рек, которые вызвали наводнения в регионе. «Будем опираться на наших ученых и заниматься превентивными мерами, которое позволят оперативно решать задачи. Заниматься не ликвидацией последствий, а предупреждением, обеспечивать районы необходимой техникой», – сказал по этому поводу губернатор Приморского края Олег Кожемяко. Правильное решение опираться на науку, на исследования, наблюдения, прогнозирование, а не просто уповать на авось и поддержку высших сил. Только почему оно принимается после того, как всё случилось, ведь подобные механизмы должны работать давным-давно. Тем более что методы анализа рисков, связанных с климатом, экосистемой и климатом и т.д. существуют – их разработкой занимались ещё советские специалисты, есть грамотные разработки и современных учёных.

Но в обычной жизни общества важно предвидеть не только последствия больших катастроф и погодных аномалий, но и последствия решения обычных бытовых, общественных, законодательных и политических вопросов, которые и в ближайшем, и в отдалённом будущем могут становиться серьёзными проблемами. Так, мало кто предвидел около тридцати лет назад, чем обернётся почти полное уничтожение льняной отрасли, 70 процентов которой концентрировалось в Псковской области. В середине 90-х мало кого волновало, что выращиваемый лён, это не только и не столько льняные скатерти и рубашки, сколько сырьё, удачно заменяющее среднеазиатский хлопок при производстве пороха. Во время Великой Отечественной войны благодаря работе хлопкоробов южных республик у СССР не было проблем с порохом. Но сегодня хлопковое сырьё Россия должна покупать за большие деньги, и льна в стране производят тоже мало. Но пороху по-прежнему нужно много.

Таких примеров с ситуациями, где предвидение, проницательность должны быть главными ведущими качествами специалистов практически во всех сферах жизни, можно накидать много – они случаются каждый день. Но если человек или целые организации и ведомства способны предвидеть развитие события до того, как оно произойдет, то могут своевременно задуматься не только о том, как потом «разруливать» возникшие проблемы, но и вообще об иных путях решения вопроса.

Часто слышу, как люди цитируют строчку поэта Фёдора Тютчева: «Нам не дано предугадать, Как слово наше отзовётся», и этим многие оправдывают свои слова и действия – вот, даже известный поэт об этом, что мы не можем предугадывать – мы не прорицатели. Но при этом часто забывают, что у стихотворения не две, а четыре строки. Вот ещё две: «И нам сочувствие дается, Как нам дается благодать…». Когда Тютчев написал эти строки в 1869, у него уже был довольно большой и человеческий, и чиновничий опыт, и он уже знал, что сочувствие для чиновника сродни известному выражению «Не навреди», которое относят к выражениям Гиппократа, сформулировавшего таким образом главный принцип работы медика. То есть, если производящий действие, принимающий решение человек умеет сочувствовать окружающим, то он обязательно будет учитывать возможные последствия своих решений. То есть, именно сочувствие включает кнопку «Предвидеть» - этот принцип работы чиновника Фёдор Тютчев и хотел своим коротким стихотворением передать будущим поколениям управленцев.

Игорь Докучаев

опрос
День семьи, любви и верности отмечают в России 8 июля. Что думаете об этом празднике?
В опросе приняло участие 205 человек