Дело вице-губернатора Кузнецова: по горячим следам приговора

13.02.2020 09:57|ПсковКомментариев: 18

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM). Автор и ведущий - Константин Калиниченко.

In dubio pro reo
(лат.: «В случае сомнения - в пользу обвиняемого»)

Что ж, вот фактически и завершилось Дело бывшего вице-губернатора Псковской области Александра Кузнецова. 14 месяцев прошло от момента задержания до вынесения приговора. Впереди возможно еще немало процессуальных действий - приговор оставил двоякое ощущение, при котором как сторона защиты, так и обвинение имеют основания подавать апелляцию. Защита - потому, что приговор обвинительный, и суд посчитал вину Александра Кузнецова доказанной. Обвинение - потому, что приговор, с учетом преступления особой тяжести, очевидно, оказался достаточно мягким.

Но пока о дальнейших действиях ничего не известно. И это тот редчайший в уголовно-процессуальной практике случай, когда обеим сторонам следует очень хорошо подумать, прежде чем подавать апелляцию в суд высшей инстанции.

На первый взгляд, адвокаты вроде как обязаны обжаловать подобные решения. Линия защиты строилась на доказательстве невиновности подсудимого и требовала его полного оправдания и последующей реабилитации. Согласиться с решением суда в глазах общества будет фактически означать признание Кузнецовым своей вины в инкриминируемом деянии. По этой логике нет никакого смысла рассуждать о целесообразности и нет надобности тянуть с решением - надо подавать апелляцию и указывать на процессуальные нарушения и недостаточность изучения судом первой инстанции всех обстоятельств дела.

Однако же следует учитывать, что апелляция - это всегда опасность того, что приговор может быть пересмотрен в сторону его ужесточения. Срок отбывания наказания может быть увеличен. А кроме того не будем забывать, что по делам о получении взятки, помимо лишения свободы, обычно назначается штраф в 80-100-кратном размере суммы взятки. То есть, ко всему прочему, суд имел основания наложить на Александра Кузнецова штраф в размере 135 миллионов рублей (напомню, сумма взятки, которая фигурирует в деле - 1 миллион 350 тысяч рублей). Однако в своем вердикте суд не стал накладывать штраф, ограничившись только лишением свободы.

Тем не менее, оценивая положение вещей, позволю предположить, что впереди, вероятнее всего, нас ждет апелляция со стороны защиты Кузнецова…

Итак, суд вынес приговор – 5 лет строгого режима. Это, черт возьми, много, но ниже нижнего предела (для сведения нижний предел в рамках предъявленного обвинения - это 8 лет лишения свободы). Напомним, Александр Кузнецов обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ (получении лицом, занимающим государственную должность субъекта РФ, взятки в виде незаконного оказания ему услуг имущественного характера, за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, в особо крупном размере).

Такова сухая фактура и промежуточный итог самого резонансного уголовного дела в истории Псковской области. Пока у участников процесса остывают эмоции, давайте по горячим следам проанализируем произошедшее.

 

 

Следует начать с того, что это первое дело такого уровня в Псковской области. На действующих вице-губернаторов прежде никогда не заводили уголовных дел, уж тем более не сажали. Это первая посадка чиновника высшего властного эшелона. Раньше подобное трудно было даже помыслить. В прежние времена, если и тянулись руки правоохранителей к политическим «небожителям», то уже постфактум, когда лицо находилось в отставке. В остальных случаях дела эти либо разваливались задолго до суда, либо в ходе следствия переквалифицировались на более мягкие составы, а чиновник-фигурант отделывался по итогу условным наказанием. Как пример, старожилы псковской политики, вероятно, помнят уголовное дело экс-главы финансового управления Псковской области Сергея Казанцева.

В первые же дни после ареста Кузнецова в политическом истеблишменте и бизнес-сообществе активно дискутировались различные трактовки события. Кому это выгодно и кто является истинной мишенью организаторов спецоперации? Особняком среди них стоит версия, что арест и уголовное дело Кузнецова – это на самом деле подкоп под экс-губернатора области, секретаря Генсовета партии «Единая Россия» Андрея Турчака и его команду. Не будем забывать такой момент: осенью 2018 года прошла масштабная ротационная кампания, в ходе которой своих постов в общей сложности лишились порядка 20 губернаторов. Примечательно то, что только Андрей Турчак сделал это с качественным карьерным ростом и выходом на федеральный уровень. Как говорится, делаем выводы…

Косвенным подтверждением этого служит и «предмет взятки». Давайте не будем ханжами и признаем, что сумма в 1,3 млн рублей – смехотворна на фоне миллионов, ежедневно проходивших через руки вице-губернатора, курирующего ЖКХ и строительство. Однако повод есть повод. Основание для задержания и предъявления обвинения оказалось достаточным для того, чтобы оперативно упрятать Кузнецова за решетку, а там уже можно было без лишней суеты разрабатывать фигуранта в направлении нужной следствию информации. Не раз в ходе следствия происходили «утечки» о том, что Кузнецов дал показания против того или иного чиновника или представителей псковских бизнес-групп. И сегодня конспирологи продолжают рассказывать, что на самом деле Кузнецов под запись наговорил достаточно, чтобы в перспективе пересажать добрую половину региональной политической и бизнес-элиты. И со временем эти показания увидят свет.

Разумеется, этому нет никаких доказательств. Однако команда нового губернатора, воротилы псковского бизнеса незамедлительно дистанцировались от бывшего коллеги. Обычная такая история человеческих отношений. Еще вчера он был для кого-то деловым партнером, для других – коллегой по работе, с кем-то и вовсе тесно дружил и вместе ездили на рыбалку. Но после 14.12.2018 - как отрезало, а Кузнецов незамедлительно перешел в статус неприкасаемого, от которого все старались держаться подальше, как от зачумленного. Тесное знакомство и дружеские отношения отрицали. С некоторыми из бывших друзей и деловых партнеров, правда, Александр Кузнецов увиделся уже в процессе, в зале суда.

Что касается обвинения, то оно было выстроено на показаниях заинтересованных лиц, в т.ч. взяткодателя, косвенных свидетельствах того, что Кузнецов чисто теоретически мог влиять на определенные процессы и чистосердечном признании самого Кузнецова. Нет никаких сомнений, что именно явка с повинной и стала главным аргументом обвинения. С учетом того, что на суде Кузнецов отказался от собственных показаний, а адвокаты приложили массу усилий, чтобы вывести чистосердечное признание из материалов дела, позиция обвинения кажется весьма шаткой. Правда в деле имелись записи телефонных переговоров и показания «секретного свидетеля», но оценивать их влияние на итоговое решение трудно, потому как они прямо не указывали на виновность Кузнецова.

Приговор сегодня непросто оценивать. Есть ощущение, что суд понимал, что в сложившихся обстоятельствах не имеет возможности вынести оправдательный приговор, но при этом сделал все, чтобы его максимально смягчить. Возможно поэтому срок заключения – ниже нижнего предела санкции.

В то же время базовый принцип права, внедренный в правоприменительную практику еще в 16 веке, а в наши дни закрепленный в ст.14 УПК РФ: «Все сомнения в виновности трактуются в пользу подсудимого», видимо, не нашел поддержки суда. Сомнений, надо сказать, предостаточно. Это понятно как простым обывателям, так и профессиональным юристам. Вероятно, это (по совокупности всех обстоятельств) может стать одним из оснований апелляции со стороны адвокатов Александра Кузнецова.

И последнее. Неординарность этого дела еще и в том, что оно очень уверенно было доведено до суда, причем в сравнительно короткие сроки. И не развалилось в суде, хотя следует признать, для этого имелись достаточные основания. Тут, без иронии, воздаем должное тем, кто был причастен к расследованию. История же помнит немало коррупционных чиновничьих дел, которые помпезно начинались, да оперативно сдувались. В этом смысле Псковская область до последнего времени оставалась своего рода «краем напуганных идиотов». По всей стране активно разрабатывались дела о коррупции, на скамью подсудимых садились губернаторы. Даже целого министра упрятали за решетку. В это же время в Пскове следственные действия тянулись вяло и бесконечно, в делах множились какие-то материалы и экспертизы, прокуратура возвращала на доследование. Тут достаточно вспомнить, как органы пробовали заточить в темницу одиозного Михаила Гавунаса. Редкий пскович не в курсе того, как следствие и прокуратура в течение 8 лет не могут найти достаточных оснований для передачи дела «опального псковского олигарха» в суд. А тут с приговором в 14 месяцев уложились.

И поэтому самый главный вывод сегодня такой: Дело Александра Кузнецова – наглядная иллюстрация, что в современной России, и Псковской области в частности, никто от тюрьмы не застрахован. Будь ты хоть замгубернатора или член «Единой России», лояльный власти крупный бизнесмен, работающий на господрядах, или мелкий ларечник, провластный журналист или оппозиционный блогер. Если ты зачем-то понадобился «системе», будь уверен, она до тебя обязательно дотянется.

Константин Калиниченко

опрос
Поддерживаете ли вы решение снести здание ТЦ «Магеллан» в Пскове?
В опросе приняло участие 295 человек