Прекариат и новое потребление

16.03.2023 16:50|ПсковКомментариев: 2

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

 

«Система поддерживается, только производя богатство и бедность, производя столько же неудовлетворения, сколько и удовлетворения, столько же вреда, сколько и прогресса».

Жан Бодрийяр, французский философ-постмодернист

На наших глазах разворачивается социальная драма нового типа. Два дня назад по соцсетям со скоростью североамериканского торнадо прокатилась информация — намечается забастовка сотрудников Wildberries, вероятно, самой популярной площадки онлайн-заказов и доставки чего угодно. Причин забастовки несколько. Внезапно выяснилось, что менеджерам пунктов выдачи заказов задерживают зарплату. А спусковым крючком стала новая драконовская система штрафов, которую компания внедрила с нового года. Про задержку заработанного мне сказать нечего, кроме того, что тут должны вмешаться правоохранительные органы и отстоять права людей, которые, по утверждению руководства страны, являются гражданами социального государства, где материальные права защищены Конституцией. Вот и пусть защищают.

Насчет системы штрафов — я погрузился в эту тему, и даже поверхностного изучения вполне достаточно, чтобы понять: эта система позволяет наказывать человека в любой непонятной ситуации. У меня сложилось ощущение, что компания хочет свои издержки, связанные, прежде всего, с возвратом товара, переложить на плечи владельцев и сотрудников пунктов выдачи товара. Понемногу эта система начала работать, и владельцы пунктов выдачи Wildberries натурально взвыли, потому что сумма штрафов начала превышать их доход. Я тут искренне верю, что так и есть, потому что в России 2023 года просто так никто не станет объявлять забастовку. В результате в минувшую среду во многих городах страны пункты выдачи были закрыты, покупатели не могли получить свои заказы.

Источник: ixbt.com

Руководство Wildberries отреагировало, к сожалению, предсказуемо. В цивилизованной экономике рабочий протест — это повод обратить на него внимание, выслушать требования и прийти к какому-то компромиссу. В России забастовка — это повод вышвырнуть бастующих с работы, как вышвыривают пропившихся матросов из портового кабака. Компания не стала вступать ни в какие переговоры, а просто объявила об увольнении всех, кто не вышел на работу. Это было абсолютно логично. В плане трудовых отношений, к огромному сожалению, Россия остается страной третьего мира. Если квалифицированные работники еще как-то защищены, и то не законом, а дефицитом кадров на рынке труда, то неквалифицированный рабочий, молодой сотрудник без уникальных скиллов — это просто разменная монета, церемониться с которым бизнес вообще не собирается.

Такое, честно говоря, ощущение, будто мы не в цивилизованной стране XXI века, а где-то в Англии века так XVIII, где только-только начался промышленный переворот, рабочая сила уже есть, а трудового законодательства еще нет. И, соответственно, простой работяга — это расходный материал, бесправный мул, немногим отличающийся от, извиняюсь, негра-раба на тростниковых плантациях Барбадоса, которого можно невозбранно кошмарить любыми способами, вплоть до того, что забить до смерти бамбуковыми палками. У него есть только обязанности — работать на хозяина и держать свой рот на замке. Но, дамы и господа, мы сейчас, как это ни прискорбно, говорим не об Англии конца XVIII века или Барбадосе эпохи рабовладения, а о России 2023 года. Однако, давайте не будем кипеть сейчас по конкретному случаю, а попробуем разобраться, как мы до всего этого докатились.

Wildberries – это ведь капля в море. Мы сами, похоже, не заметили, как радикально изменилось наше общество. Долгие годы, примерно с 1960-х, мир жил в том, что культовый французский философ, теоретик постмодернизма Жан Бодрийяр называл классическим обществом потребления. Потребление — это наркотик. По закону жанра, доза постоянно должна увеличиваться, как результат, по мере роста благосостояния, потребление перешло в «потреблудие». Но для нас сейчас важно, что структура потребления полностью изменилась. Мир к новым практикам шел медленно, но потом случилась пандемия COVID-19, все сели по домам, банальный шоппинг стал на какое-то время невозможен. Вот тут в нашу жизнь на всю глубину вошло понятие «маркетплейс» — территория, где можно купить все, от кошачьего корма и повседневных шмоток до снегоуборочной машины и лимитированных украшений от Philipp Plein.

Человек так устроен, что естественным двигателем прогресса является лень. Нам нужен был этот чертов коронавирус с его локдаунами, чтобы мы сдвинули прогресс, подзависший в 2010-е. Вот тут, как нельзя кстати, россияне выяснили, что шоппинг — это не многочасовое броуновское брожение по торгово-развлекательному центру с напрочь лишенным рационализма посещением примерочных. Шоппинг 2020-х в России — это вдумчивое лежание на диване и нажимание на понравившиеся картинки. Западный мир к этому пришел несколько раньше, как, впрочем, к любому достижению прогресса.

Шоппинг — это важнейший элемент повседневности. Мы очень быстро привыкли к ее новому формату — потребовалось всего-то несколько месяцев 2020 года. А дальше — больше. Люди поняли, что любой товар можно получить, не отрывая зад с дивана. Мы начали с заказа роллов и пиццы, продолжили покупкой носков и футболок на Wildberries и пришли к тому, что в «Магнит» и «Ленту» идти не надо, нам оттуда все на дом принесут. А к чему придем в самом ближайшем будущем, пока даже не догадываемся.

Хотя почему же. Уже сегодня футурологи прогнозируют практически полную отмену физической коммуникации человека с другими людьми. Например, мы избавимся от необходимости обещаться в оффлайне с противоположным полом, потому что появятся общедоступные VR-симуляторы семейной, в т.ч. интимной жизни. Захочешь, чтобы твоей женой была не осточертевшая стареющая брюзжащая женщина, которую ты почему-то в свое время повел под венец, а всегда согласная с тобой, вечно 18-летняя Анджелина Джоли и вуаля — надо лишь купить девайс, расслабиться и получать удовольствие…

Шоппинг XXI века (источник: 699pic.com)

Ок, давайте вернемся к более земным вещам. Мы, видимо, слишком быстро погрузились в новый формат общества потребления. Люди осознали преимущества, но никто не подумал, как и за счет чего это работает. Благодаря чему товар оказывает у нас дома, практически без нашего участия?

Оказалось, что появилась совершенно новая инфраструктура, в логистических цепочках которой задействованы десятки тысяч человек. Владельцы пунктов выдачи Wildberries, менеджеры, курьеры, оформители заказов, девочки-модели шмоток, которые мы выбираем на маркетплейсе… Ни о ком из них мы ничего не хотим знать — это какие-то фантомы системы нового потребления, промежуточные звенья, нам нет дела до их проблем.

Слишком быстрое формирование этой новой системы сыграло с нашим обществом злую шутку. Рынок потребовал в промышленных объемах всех этих курьеров, менеджеров, разных повелителей большой зеленой сумки за плечами. Но не сделал ровным счетом ничего для их правовой защиты. Я тут далек от мысли кого-то конкретно обвинять — похоже, проблема реально в слишком быстрой смене парадигмы потребления, государство просто не успело отреагировать. А бизнес, как это ему свойственно в странах третьего мира, пошел по пути наименьшего сопротивления и минимизации издержек. Так в России 2020-х годов появился прекариат — класс социально неустроенных людей, не имеющих полной гарантированной занятости, по определения автора термина, британского экономиста Гая Стэндинга.

Источник: moskvichmag.ru

Другими словами, мы взрастили систему трудового бесправия, когда среднестатистический работник фактически лишен возможности отстаивать свои права в неравной борьбе с работодателем. А кто этот работник? Мы по инерции говорим слово «пролетариат», продолжая думать, что это такой рабочий на заводе в вакууме. Этот пролетариат давно в прошлом. Пролетариат 2020-х годов — это «менеджеры нижнего и среднего звена». Те самые сотрудники пунктов выдачи заказов, таксисты «Яндекса», курьеры Delivery Club и прочие короли доставки. Именно на них сегодня держится наше общество тотального потребления. Шоппинг, не слезая с дивана — вот наша главная истинная ценность, самая скрепная из скреп. Кстати, даже социальное неравенство оперативно подстроилось под этот формат. В результате одни покупают на Wildberries, другие — на Lamoda, а те, кто побогаче, по-прежнему не лишены доступа к Amazon, Zalando, Farfetch и так далее.

И вот этот прекариат — кровеносная система новой парадигмы потребления — сегодня оказался перед судьбоносным выбором. По сути, его макнули лицом в дерьмо, популярно пояснили, что он никто — винтик большой системы, не имеющий никаких прав, кроме права быть вышвырнутыми на улицу без выходного пособия.

Что здесь важно понимать. Wildberries – это лишь первая ласточка. Но ровно те же принципы лежат в основе Яндекс.Такси, Delivery Сlub, OZON, Lamoda и далее по списку. Точно такие же системы штрафов и трудовые договоры, позволяющие выбросить человека на улицу по поводу и без. Все российские сетевые сервисы устроены одинаково, внизу всегда находится абсолютно бесправный «новый пролетариат» — таксисты, курьеры, доставщики еды и продуктов.

Вот теперь представьте, что вслед за Wildberries забастуют все вышеперечисленные. Если кто-то думает, что это ерунда, то он глубоко заблуждается. Во-первых, сегодня это реально десятки тысяч людей в масштабе страны. Во-вторых, это сломает ставший привычным нам мир вещей, замены которому пока нет. А уж как поведут себя озлобленные тысячи курьеров, таксистов и доставщиков пиццы, как поведем себя мы, лишенные привычных практик, я могу только предполагать.

Константин Калиниченко

опрос
Где и как планируете отдыхать летом?
В опросе приняло участие 158 человек