Запретить феминизм?

06.04.2023 17:09|ПсковКомментариев: 0

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

 

«Такие мужчины любят красивых женщин как красивую игрушку, а умных женщин — как диковинную зверушку, вроде говорящего попугая или делающей трюк обезьянки: «Смотрите, это умная женщина, она может не только красить губы, но и знает несколько умных слов — «мифология, «этногенез», «ареал». Как необычно и удивительно!»

Брайанна Рид «Ветви дуба»

Государственная дума в последние недели работает не покладая рук, ног и прочих частей тела. Голова при этом часто остается не задействованной, благодаря чему в недрах парламента порой рождаются совершенно безумные инициативы на тему того, что бы еще запретить народу этой страны, а то уж больно вольготно ему живется. Но, нужно признать, время от времени сон разума народных избранников рождает не только чудовищ, но, действительно, интересные, заслуживающие внимания и широкой дискуссии законодательные инициативы.

Депутат Госдумы, политтехнолог Олег Матвеичев предложил признать феминизм экстремистской идеологией. И, соответственно, запретить его. По логике г-на Матвеичева, «почти все лидеры российского фемдвижения выступили против военной операции на территории бывш. УССР. Кроме того, активистки разрушают традиционные ценности. Они выступают за разводы, за бездетность, за аборты. Действуют против демографической политики Российской Федерации. И в целом наши феминистки являются просто агентурой Запада».

Оставим в покое тему абортов и наймитов мировой закулисы, попробуем посмотреть на ситуацию с холодной головой. И по всему выходит, что инициатива Олега Матвеичева очень неоднозначная. С одной стороны, огорчает, что опять Госдума выступает генератором запретов. Я давно не могу понять, в чем причина: то ли в здании на Охотном ряду какой-то газ распыляют, может быть, на него наложено заклятие, согласно которому любой, кто оказался внутри, незамедлительно испытывает органические позывы к разработке запретов и ограничений. Или мы, суверенный российский народ, по злой иронии судьбы выбираем себе таких представителей, которые сходу пытаются поставить нас в стойло, где шаг вправо, шаг влево — расстрел, и стойло это с каждым разом все меньше и уже. Не знаю, в чем причина, но едва ли не каждый день какой-нибудь депутат выходит с очередной законодательной инициативой, где предлагается что-то запретить или ограничить.

Уважаемые народные избранники, а слабо вам попробовать нам, вашим избирателям, почаще что-нибудь разрешать? Мы же не какие-то неразумные дети, поверьте, мы от этого не слетим с катушек, не побежим тут же совершать мировую революцию и прочие непотребства. Впрочем, вернемся к теме запрета феминизма в отдельно взятой стране.

Другая сторона этой проблемы заключается в том, что тема феминизма, откровенно говоря, непомерно раздутая в последние годы. Феминизм феминизму — рознь.

Тот феминизм, который зародился в XIX веке как борьба женщин за равные права с мужчинами, безусловно, имел полное право на существование. Его, вне всякого сомнения, следует приветствовать. Ущемление прав женщин по половому признаку стоит в одном ряду с рабством, расизмом и религиозной дискриминацией. Да, исторически все без исключения цивилизации формировались как общество мужчин. Женщина была лишь функцией, обслугой и инкубатором для восстановления популяции. Вспомните 14-летнюю шекспировскую Джульетту, которую родная мать пытается натурально подложить под первого попавшегося приличного мужика, потому что в эпоху Ренессанса девочке в 14 лет давно пора рожать. Таковы были реалии прежних веков, но это отнюдь не означает, что нужно их сохранять в качестве доброй традиции. К счастью, развитие цивилизации, общественный и технический прогресс превратили женщину из обслуги в полноценного самодостаточного человека. А затем и в личность. XX век стал эпохой уравнивания женщин в правах с мужчинами, полагаю, что наше общество от этого только выиграло.

Вот на этом следовало бы поставить точку и закрыть проект «феминизм». Потому что в современном мире никакой дискриминации по принадлежности к полу нет. Изначальные цели, которые ставили перед собой основатели движения, Эбигейл Адамс, Клара Цеткин и Роза Люксембург, в целом достигнуты. Феминистки первой волны требовали доступа высшему образованию — они его получили. Феминистки-суфражистки второй волны требовали равных с мужчинами политических прав — они их получили. Третья волна — это уже вторая половина XX века — требовала равенства в вопросах самореализации. Кому интересно, адресую к культовой книге Бетти Фридан «Мистика женственности», где все это очень хорошо объяснено простым и понятным языком, без фрейдистских комплексов.

Ну и все — с правом на самореализацию какая-либо дискриминация женщин завершилась. Хочешь быть художником, спортсменкой, политиком, бизнесменом — будь им, независимо от того, какой у тебя набор хромосом. Все остальное, простите, бредни разного сорта истеричек. Современный термин феминизм — это чистая политика и безосновательные требования повышенного внимания по причине принадлежности к женскому полу. Я, ради чистоты эксперимента, внимательно изучил требования современных феминисток. И, знаете, это нужно озвучить, для понимания глубины, простите, ПМС головного мозга. Так вот, главное требование феминисток нашего времени — это узаконивание гендерной лингвистики, а проще говоря, феминитивов. Чтобы в официальных словарях и энциклопедиях Агата Кристи была не автором, а «авторкой» детективов. Женщина-психолог — психологиня. Редактор — редакторка. Блогерка, стримерка, бухгалтерка, архитекторка, депутатка, лейтенантка… Если вся суть современного феминизма в том, чтобы к нормальному слову прибавлять гендерно-окрашенный суффикс, то грош цена такому общественному движению. И потом, если бы девушка, которая пишет совершенно ужасные косноязычные посты и требует, чтобы ее называли блогеркой, от этого начала писать прекрасно и искрометно, я сам бы ее трижды в день называл так, как ей хочется. Но, увы, по моим наблюдениям, если авторКА требует феминитивов, в 99% случаев это очень плохая авторка, с какой стороны на нее ни посмотри.

Источник: РИА Новости/Стрингер

Оценивая общественно-политический аспект, современный феминизм, если исключить разные подростковые перверсии и озлобленность отдельных особей за неудачи в отношениях и невнимание мужчин, это смысловой аналог движения BLM, когда в практических целях используется некий внешний атрибут (пол, цвет кожи, национальность и т. д.) для достижения политических и экономических преференций.

Феминизм в XIX веке появился как борьба против дискриминации. Современный феминизм сам превратился в институт дискриминации и пропаганды гендерного неравенства. Уже этого вполне достаточно, чтобы признать его экстремизмом. Но такой подход лишь привлечет внимание к и без того медленно умирающему явлению. Начни этот феминизм притеснять, как тут же сотни недалеких экзальтированных дурочек начнут объявлять себя феминистками, станут требовать к себе особого внимания и каких-то дополнительных прав. Ничего не нужно запрещать — от этого одни проблемы, пора бы нашему государству это уже понять. Если кто-то бесится с жиру или от природной дурости — так пусть бесится, что в этом плохого? Запрет же рано или поздно приводит к протесту. Поэтому оставьте феминизм и всех этих авторок и блогерок с их лавандовым рафом на миндальном молоке в покое — пусть они продвигают свое видение мира. Ведь в реальном мире это никому не мешает жить.

Константин Калиниченко

опрос
Что вы хотели бы видеть вместо ликвидированных рынков в центре города?
В опросе приняло участие 148 человек