РосКощей над златом чахнет

30.11.2023 18:19|ПсковКомментариев: 8

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

 

«Мы все когда-нибудь вымрем, исчезнем, потому что мир так устроен… стоит на разрушении и утратах. И наше существование – всего-навсего отражение этого принципа»

Харуки Мураками «Кафка на пляже»

Давайте возьмем рутинный сюжет из жизни современной России и легко и непринужденно перейдем к широким обобщениям. Следите за руками.

Прокурор города Великие Луки потребовал от Росимущества провести противоаварийные работы на объекте культурного наследия «Локомотиворемонтный завод – центр революционных выступлений рабочих в 1905 года» на улице Малышева, 11, а также разработать проект реставрации памятника истории и архитектуры.

Теперь, чтобы осознать всю глубину наших глубин, следует посмотреть на фотографию объекта – в соцсетях, при желании, можно найти и другие, не менее красноречивые. Чтобы понять, как выглядит сегодня «Локомотиворемонтный завод – центр революционных выступлений рабочих в 1905 года» нужно представить дом, в который попала баллистическая ракета. Последствия ковровых бомбардировок выглядят менее плачевно, чем вышеупомянутый объект.

Источник: социальные сети

Однако же прокуратура потребовала провести противоаварийные работы и разработать проект реставрации. Поскольку бывший завод является памятником историко-культурного наследия и находится в государственной собственности, то отдуваться приходится Росимуществу. Ему и направил прокурор т.н. предостережение. И, надо сказать, эта история – один сплошной гротеск и насилие над здравым смыслом.

Первый же вопрос: а какие, собственно, противоаварийные работы возможны на памятнике, по сравнению с которым храм богини Артемиды в Эфесе – идеально сохранившееся здание? О чем говорить, когда не о чем говорить? Поздно, дамы и господа, противоаварийными делами заниматься, «поезд» Локомотиворемонтного завода давно ушел.

Второй вопрос: почему прокуратура озаботилась памятником только сегодня, когда от здания, по факту, остались одни руины? Где было раньше око государево? А если реагировало и прежде, то хотелось бы узнать, какова ответная реакция на прежние предостережения? Хотя, мы не первый день в России живем, примерно понимаем, какая. Тем более, что состояние объекта историко-культурного наследия говорит само за себя.

Еще такой вопрос: а что, простите, в контексте прокурорского реагирования, означает предостережение? Есть предписание, его смысл понятен – бегом устранять недочеты. А предостережение – это типа пальцем погрозили? А если не послушается Росимущество, то что? Ремнем, извиняюсь, по жопе надаете? Ну, хорошо, если так, по крайней мере, это зрелищно.

Ах да, тут же такая неприятность вышла, что одна рука государства вынуждена была стукнуть по другой. Вроде, как модно рассуждать у нынешних чиновников, все в одной лодке плывут, а иной раз приходится кому-то брать весло и бить по голове другого нерадивого гребца. Был бы памятник в руках коммерческой структуры, тут бы дело предостережением не обошлось, бизнес огребал бы всеми доступными способами. А кошмарить Росимущество… Прокурор города Великие Луки понимает, как это работает. Он вынес предостережение. Сейчас территориальный отдел Росимущества, не торопясь, почешется и, помолясь, отпишет в столицу, дескать, у нас тут памятник, кажется, рухнул, прокураторы недовольны, требуют принять меры, так вы уж, будьте любезны, выделите нам денег на эти самые … как их там… противоаварийные работы. И на проект реставрации тоже выделите. В федеральном Росимуществе опять же не станут спешить, пока письмо обойдет все высокие кабинеты, стукнет новый, 2024 год. Стало быть, бюджет уже сверстан, вписать туда хотелки великолукской прокуратуры никак не реально. И где-нибудь так к лету следующего года теротдел Росимущества получит из головного офиса бумажку, в которой русским по белому будет сообщено, что проблему поставили на контроль. А что касается денег, то их нет. Поэтому вопрос о проведении противоаварийных работ Локомотиворемонтного завода будет рассмотрен при формировании проекта бюджета на какой-то там год, «в рамках доведенных лимитов Минфина РФ».

Ну, то есть этот историко-культурный завод можно смело хоронить. Есть шанс выиграть в казино, можно сорвать банк на тотализаторе, а у этого завода нет ни единого шанса на спасение. Скорее Земля налетит на небесную ось, чем Росимущество найдет деньги на приведение памятника в надлежащий вид.

Я бы не хотел сглазить, но реальный движ на таких объектах случается только вследствие человеческой трагедии. Не дай бог, серьезно пострадают дети, которые, естественно, любят играть на подобных руинированных заводах. Вот тогда ответственные чиновники с подгорающими седалищами забегают со скоростью Усейна Болта в прайме, возможно, и деньги найдутся.

Так а что делать, спросите вы? На мой взгляд, есть только 2 пути.

Первый – отдавать такие объекты бизнесу. Отдайте за рубль, за бесплатно, если надо – доплатите. Только пусть забирают и делают там, что им заблагорассудится. Не надо, кстати, бояться этого – бизнес не враг себе и государству, если он возьмет подобную рухлядь, то исключительно с целью привести ее в надлежащий вид и использовать с максимальной пользой для себя и окружающих. Посмотрите, как это работает на примере Двора Подзноева в Пскове, который десятилетиями был в руинах, пока не попал в крепкие руки бизнеса.

И обязательно нужно пересмотреть законодательство об охране памятников. Это законодательство – главный виновник того, что в центре наших городов стоят бесхозные разрушающиеся здания, интересные только бомжам. Закон об охране объектов историко-культурного наследия напоминает тюрьму особого режима, где за любой шаг в сторону следует наказание. Поэтому бизнес старается не связываться с объектами ИКН, обходя их стороной. Сколько раз пытались найти инвестора на развалину по адресу: ул. Льва Толстого, 14. Последний раз, кажется, выставили на продажу за 83 копейки, но и на такую сумму никто не польстился. Потому что затем, в прямом и переносном смысле, замучаешься пыль глотать, пытаясь реставрировать этот псевдопамятник, в соответствии с требованиями законодательства.

Памятник историко-культурного наследия по адресу: улица Льва Толстого, 14

А еще не хочет связываться, памятуя известные истории с Росимуществом. Которое умеет радостно всучить предпринимателю развалины, а потом, когда объект приведен в порядок и используется, поднимает различные платежи раз в 50. Опять же в Пскове хорошо помнят сюжет, как ведомство таким образом попыталось нагнуть владельца Двора Подзноева. Рядом стоят Палаты Меньшиковых в Пскове – пока комплекс был в руках инвестора-арендатора, там был порядок и активная жизнь. Но этот арендатор, который вернул погибающий памятник к жизни, вынужден был уйти из-за непомерных амбиций Росимущества. И что же? Сами посмотрите, состояние памятника планомерно ухудшается.

Второй путь более жесткий, но, вероятно, более честный и прагматичный. Давайте посмотрим правде в глаза. Сколько таких вот руин, промышленных развалин, каких-то хибар в центре городов, которые гниют или уже сгнили и нафиг никому не нужны. Псков такими «памятниками регионального значения», откровенно говоря, переполнен. Сразу за зданием Псковской гордумы находится какой-то полуразвалившийся дом, а еще дальше Дом Марины Мнишек. Можете себе представить, чтобы где-нибудь в Вене или Цюрихе, рядом со зданием магистрата, существовал руинированный бомжатник с историческим уклоном? А у нас – в порядке вещей.

Если это все в таком виде, значит, надо полагать, это никому не нужно? Так почистите эти ваши бессмысленные реестры с псевдопамятниками, прекратите называть историко-культурным наследием тиражные сооружения на том лишь основании, что им больше 70 лет от роду.

И то, что не можете сохранить, снесите, к чертовой матери, не дожидаясь, пока это рухнет на чью-то голову, там сгорят очередные бомжи, или дети, играя в войну, не напорются на торчащую арматуру. Лучше не горевать об утраченном, а подумать, как на этом месте построить что-то стоящее, а не очередную уродливую архитектурную чушь без малейшего вкуса и чувства прекрасного.

В память об утраченном же создайте 3D-проекцию, объект дополненной реальности для всех желающих увидеть, каким памятник был до того, как время и российская бесхозяйственность довели его до безальтернативной смерти. Ей богу, это лучше, чем горевать по состоянию разрушающихся памятников, тщетно надеясь, что до них когда-нибудь доберется рука реставратора. Может и доберется, «только жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе».

Но пока никаких изменений тут не предвидится. Росимущество, подобно сказочному Кощею, продолжит чахнуть над своим «златом», не понимая, что со всем этим делать. Сообщество охранителей памятников, вероятно, из лучших побуждений, продолжит стоять на защите закона, который, де-факто, не пускает бизнес в исторические объекты. Ну а памятники продолжат разрушаться, приходить в полнейшую негодность, ожидая, когда очередной акт неосторожного обращения с огнем не положит конец их бессмысленному существованию.

Константин Калиниченко

опрос
Принимаете ли вы участие в многочисленных фестивалях?
В опросе приняло участие 20 человек