В начале 6-го года мусорной реформы

18.01.2024 15:33|ПсковКомментариев: 5

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

 

«Надо ж так загадить город... В Петербурге — биеннале, инсталляция помоев…»

Ленинград

Многим псковичам и новогодние праздники 2024 года запомнились мусорными кучами, которые росли на глазах изумленной публики, как священная гора Фудзияма внезапно вырастает из туманного японского утра. Зрелище не из приятных, тем более многие, глядя на то, как в целом аккуратные контейнерные площадки превращаются в хрестоматийную помойку, задавались риторическим вопросом: а за что мы ежемесячно платим по квитанции?

Профильные чиновники в публичных выступлениях любят акцентировать на том, что надо говорить не «мусорная реформа», а «экологическая». Камон, господа чиновники, до экологической реформы мы все еще сильно не доросли. Совершенно не умеем обращаться с отходами человеческой жизнедеятельности. Увы, но реформа в сфере обращения с ТКО ни на шаг нас не приблизила к пониманию сути вещей. 1 января 2024 года стартовал 6-й год реформы, и этот год мы торжественно встретили новым мусорным коллапсом. Как мы к этому пришли? Давайте разбираться вместе.

Когда в 2018 году, за год до старта реформы ТКО, гражданам объясняли, что это, зачем и почему, все выглядело достаточно красиво и, одновременно, просто. Прежде всего, вместо разрозненных структур, занимавшихся мусором в регионах, ввели систему региональных операторов, которые брали на себя решение всех организационных вопросов. Круто же? Ведь надо все было приводить к единому знаменателю. Если, например, в Пскове и Псковском районе ТКО занималась компания «АСПО», и все тут с мусором было хорошо – может, не как в Европе, но сильно лучше, чем в среднем по стране, то во многих районах области коммунальными отходами, объективно, вообще не занимались. Негласно считалось, что граждане как-нибудь сами утилизируют – сожгут, закопают или «куда-нибудь выкинут». В итоге районы могли участвовать в конкурсе на количество и размеры несанкционированных свалок, и годами никто ничего не собирался с этим делать. Регоператор, помимо прочего, должен был решить и эту проблему.

Далее нам обещали именно «экологическую реформу», т. е. современные цивилизованные способы обращения с отходами. А именно: раздельный сбор, сортировку, переработку и вторичное использование. Назывались сроки – каждый раз разные, но факт в том, что к 2024 году все вышеперечисленное должно было стать нормой повседневности. Но не стало, о чем сейчас подробно поговорим.

А что взамен? От граждан требовалось всего-ничего – капелька экологической сознательности да своевременная оплата по квитанции. В общем, вполне честный общественный договор. Но что-то пошло не так.

Оглядываясь назад, по прошествии пяти лет реформы, приходится признать – не так пошло абсолютно все. Если по гамбургскому счету, у нас все очень плохо, мы в мусорном тупике, а по-другому и быть не могло. Общество к мусорной реформе оказалось не готово от слова совсем.

Регоператор сегодня, да и все 5 лет, выглядит в глазах многих главным виновником провала реформы. Это совершенно поверхностный взгляд на проблему. Давайте не будем оценивать сейчас конкретную работу «Экопрома» – хорошо он работает или не хорошо, каждый вправе иметь собственное мнение. Можно погуглить в Интернете, кому интересно, скажу, что «Экопром» – далеко не худший вариант, в большинстве регионов ситуация с мусором хуже, чем в Псковской области, а мусорные коллапсы, подобные нашему новогоднему, не являются поводом для внеочередных сессий регионального парламента.

Зашел вчера в паблик псковского регоператора во «ВКонтакте». Ожидаемо встретил там пост обиды на окружающий мир. Да, все именно так и выглядит – глобальной проблеме нашли крайнего. Я не согласен, что ведется информационная война, точка зрения «Экопрома» представлена в региональных СМИ, и она, на мой взгляд, достаточно убедительная. Да и в принципе методологически неверно в комплексной проблеме обвинять одно, якобы слабое, звено.

Есть второй важнейший участник «мусорной цепочки» – ООО «Спецтранском». Предприятие по сортировке мусора, мимо которого мусоровозы «Экопрома» ехать не имеют права. Был ли новогодний коллапс устроен искусственно? Это, на самом деле, самый второстепенный момент. Конфликт двух хозяйствующих субъектов тлеет все 5 лет, с первых дней этой, прости-господи, «экологической реформы», ничего нового из этой истории на новогодних каникулах мы не узнали. Долги регоператора перед «Спецтранскомом» – секрет Полишинеля, Арбитражный суд Псковской области может онтологию их арбитражного противостояния издать, которая по объему будет значительно толще полного издания Гарри Поттера. Полагаю, их судебные тяжбы продолжатся и этом году.

А что, если бы в 2018 году выбрали регоператором не «Экопром», а наше, местное и хорошо зарекомендовавшее себя «АСПО»? Было бы лучше? Тут можно только гадать, история не знает сослагательного наклонения. Да, «АСПО» здорово работало по Пскову и Псковскому району, имело в собственности мусоросортировочный завод и самый большой из доступных полигонов. Но «АСПО» не работало в масштабе всей области, и как бы у них это получилось в 2019 году, мы никогда не узнаем. Так или иначе, этого не случилось, какой смысл в 2024 году посыпать голову пеплом. Нужно понять главное, для чего следует посмотреть на ситуацию шире.

Проблема ведь не в регоператоре или его контрагентах. Проблема в том, что этих регоператоров по всей стране натурально швырнули в бурлящие мусорные воды как новорожденных котят – выплывайте, как сумеете. Государство, прямо скажем, мало чем помогало, в основном стояло в стороне и наблюдало с видом ученого-позитивиста – удастся эксперимент или провалится? При таком подходе первые блины комом, разумеется, неизбежны. Новые мусорные монополисты набивали шишки, из-за отсутствия опыта и непонимания региональной специфики создавали проблемы на ровном месте. Местный бизнес, который отодвинули в сторону, естественно, не горел желанием помогать.

Народ же громко возмущался. Почему? Вот тут мы подходим к главному. Потому что государство своей промо-кампанией реформы ТКО создало сильно завышенные и совершенно необоснованные ожидания. У людей реально сложилось ощущение, что через год-полтора обращение с отходами у нас будет, как Германии или Австрии. Тем более, что псковичи в те годы активно путешествовали, невооруженным глазом видели, как выглядят мусорные контейнеры в Европе и что такое сортировка мусора. Никому и в голову не пришло, что европейские практики обращения с мусором – результат долгого пути и мощнейших системных образовательных программ. И, конечно, системы драконовских штрафов.

Чиновники оказались совершенно не готовы к реформе. Большинство из них, судя по публичным комментариям, совершенно не разбирались в сути вещей, порой не понимая, чем отличается сортировка от переработки. О какой переработке вообще можно говорить, если даже раздельный сбор мусора наладить не получилось. Казалось бы, элементарная вещь – разделять отходы на уровне домохозяйства – оказалась нам не под силу. Государство не смогло организовать, а люди не проявили инициативу. Ограничились бессмысленной ерундой – на площадках появились контейнеры якобы для раздельного сбора. Но наши граждане и тут не вывезли – многие складируют как попало, в общую, что называется, кучу, плевать им, что на контейнере русским по белому написано «Для пластика». А усилия тех, кто все делает правильно, тем самым, обнуляются.

Оказалось, что даже примитивное разделение отходов – сложная штука. А без них, откровенно говоря, вся реформа лишена смысла. Почему «Спецтранском» способен в сутки обрабатывать не более 300 тонн мусора в сутки? Потому что на завод, вместо собранного отдельно пластика, стекла, бумаги, пищевых отходов прибывает сложносоставная и хорошо перемешанная «помойка», где нужно вручную все перебирать и пытаться отделить «зерна от плевел». Государство как-то помогло? Отнюдь. О чего говорить, если добрая половина домов по-прежнему пользуется мусоропроводами, в условии которых сортировка в принципе лишена смысла.

В сухом остатке имеем следующее. Недовольство граждан тем, что обещанная реформа оказалась фейком. Недовольство власти, которой мусорный бизнес создает риски, социальную напряженность и, в конечном счете, политические проблемы. И недовольных мусорных хозяйствующих субъектов, каждый из которых считает себя в чем-то обманутым. Есть легкое ощущение, что мы оказались у разбитого корыта. И совершенно непонятно, как выходить из этой ситуации.

Ах да, власть нам говорит, что через год появится экотехнопарк, который и станет панацеей. Я очень в этом сомневаюсь. Во-первых, пусть сначала появится. Сергей Грахов как-то слишком оптимистично назвал конец 2024 года датой введения регионального экотехнопарка в строй. Во-вторых, ну давайте честно посмотрим правде в глаза. Экотехнопарк – это всего лишь новый завод по сортировке и новый мусорный полигон. Он не избавит нас от вонючих мусоропроводов и людей, которые убеждены, что они не обязаны думать о том, какой мусор в какой пакет сложить, потому что эту работу должен делать кто-то другой. Авторы проекта обещают еще и переработку, но я бы не питал иллюзий. Может быть, когда-нибудь, годы спустя. Честно говоря, нам сегодня совсем не до переработки и вторичного использования. Мы абсолютно неграмотны в мусорной теме, не владеем элементарными вещами. Уперлись в начальный уровень этого мусорного квеста, не понимаем, как его пройти, как научиться отделять картофельные очистки от коробки из-под пиццы и складывать это в разные контейнеры. Первый шаг всегда трудный самый. Но сделать его придется, если не хотим со временем жить на одной большой свалке. Зато потом остальные даются значительно легче.

Константин Калиниченко

опрос
Как планируете провести отпуск летом?
В опросе приняло участие 165 человек