Казус Надеждина

08.02.2024 16:32|ПсковКомментариев: 2

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

 

«Любая пустота обязательно чем-нибудь заполняется»

Харуки Мураками «1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре. Книга 3. Октябрь-декабрь»

Что ж, путь Бориса Надеждина в итоговый бюллетень голосования по выборам президента России закончился, как и предполагали скептики, задолго до финиша. В собранных в поддержку его выдвижения подписях найдены какие-то недочеты, в ближайшие дни нас ждет предсказуемая рутина – Надеждина не регистрируют кандидатом, Надеждин будет оспаривать, затем, наверно, сходит в суд, там ему по-быстрому откажут, Надеждин призовет своих сторонников голосовать за Даванкова. Тут все более-менее понятно, не будем на этом заострять внимание. Поговорим о другом.

Борис Надеждин и коробки с подписями. Фото: Игорь Иванко / «Коммерсантъ»

Интересно, прежде всего, то, что на протяжении нескольких недель нам был явлен пример, как делается история. Парадокс сюжета в том, что сам по себе Борис Надеждин – довольно скучный персонаж. Какой-то участник былых сражений позапрошлой эпохи, политик из второй лиги конца 1990-х. Поменявший множество видов деятельности, не слишком разборчивый в идеологических и партийных предпочтениях – был, как говорится, везде, причем всегда на вторых-третьих ролях. К тому же совершенно не харизматичный, не метросексуал, чтобы за него, оттаптывая друг другу педикюр на избирательных участках, голосовали женщины всех возможных электоральных возрастов, не пламенный трибун, способный искрометной речью и артикуляцией увлечь за собой хоть древнегреческие статуи. Вдобавок еще и слабоузнаваемый за пределами особо одаренной группы поклонников политических ток-шоу на федеральных телеканалах. Кстати, на этих шоу (вот, пришлось переступить через себя, посмотреть в научных целях пару раз это тошнотворное зрелище), у меня сложилось впечатление, он выступает в роли «мешка» – спарринг-партнера, которого с воодушевлением лупят за принадлежность к либералам идеологически более правильные и тяжеловесные участники этих телевизионных вакханалий.

И вдруг, в одночасье, невзрачная темная лошадка становится флагманом сторонников альтернативы, олицетворением иного пути развития страны, разом отодвинув на задний план прежних лидеров политической оппозиции. Некоторые вовсе впадали в экзальтацию, называли Надеждина «русским Вацлавом Гавелом».

Как так вышло? Ответ лежит совершенно на поверхности. Дело в том, что архитекторы российского политического пространства в своем неуемном стремлении зачистить поляну, кажется, слегка перестарались. В результате на условно либерально-демократическом фланге образовался вакуум. А поскольку политический спектр не терпит пустоты, туда начали просачиваться разные несистемные элементы, никак не подконтрольные власти. Но вышеупомянутые демиурги ведь не дураки, про физику вакуума знают не хуже нас с вами. Понимают, что, каким бы зачищенным ни было общество, в нем всегда есть значимый процент тех, кто ищет альтернативные варианты. Пропагандисты с федеральных каналов и их жалкие региональные эпигоны могут сколько угодно рассказывать, что западный либерализм – это современная разновидность фашизма, но люди, придерживающиеся таких взглядов в обществе, не исчезнут. Значит, нужно было аккуратно инсталлировать туда кого-то, с одной стороны, выглядящего, как либерал, с другой, относительно лояльного системе.

В итоге же получилась классическая ситуация, хорошо известная по русской поговорке «на безлюдье и Фома – дворянин». Это очень хорошо заметно, если смотреть на политический спектр современной России в целом. На левоцентристском фланге, даже в этой рафинированной и дезодорированной политике, наблюдается жуткая толчея. Там, разумеется, коммунисты, которых настойчиво толкают в бок либерал-демократы. Где-то из-под юбки лезут мутные справедливороссы, а в районе носков копошится сонм малых патриотических партий. И все они тыкаются носом в одно место партии власти, оккупировавшей все лучшие места. Натурально не протолкнуться, в такой атмосфере даже дышать трудно, не то, что появиться новому лицу. Все там, по большому счету, говорят разными словами об одном и том же, толкая прогосударственные и патриотические речи.

А справа – пустота и никого. Не удивительно, что первый же относительно внятный фигурант без больших усилий занял свободную территорию. Вероятно, ему надо было просто не выглядеть отталкивающе, не произносить вслух зашкварных речей и не нести эпический бред, весьма свойственный российской оппозиции, особенно той, что в эмиграции. Надеждин всего-навсего обозначил, что он сторонник завершения СВО в максимально короткие сроки – этого оказалось достаточно. Ведь о его политической и экономической программе мы не имеем ни малейшего понятия.

Неожиданный успех и ажиотаж вокруг проекта, вполне вероятно, стали причиной схода с дистанции. Попробуем разобраться, почему Надеждина сняли. Тут может быть несколько версий.

Первая – официальная. Предположим, действительно набедокурили с подписями. Отсутствие опыта в этом деле, цейтнот – вполне благоприятная среда, чтобы совершить ошибки. Но тут есть нюанс. Мы же понимаем, как работает система и не питаем иллюзий. Если бы нужно было допустить Надеждина на выборы, прикрыли бы, где надо глаза. Была бы необходимость – Надеждина втащили бы в итоговый бюллетень, даже пьяного на бровях. А тут, судя по доступной информации, особых усилий не надо было предпринимать. Значит не было такой необходимости.

Вторая версия, которая очень нравится несистемной оппозиции – испуг. Власть увидела «очереди за Надеждина», посмотрела какую-то социологию, где ему рисовали 2 место, ну и решила не испытывать судьбу. При том, что тут не надо иметь слишком высокий IQ, чтобы понимать, что проценты Надеждина – это, на самом деле, проценты протеста.

Третья версия – хитрая политическая комбинация, в которой Борис Надеждин четко, что называется, сыграл по позиции. Будучи изначально кремлевским проектом, работал над тем, чтобы показать, что в России есть плюрализм мнений, политическая конкуренция, и даже «кандидат против СВО» имеет возможность выдвинуться в президенты. На этом поле он играл в одной команде с другими участниками регаты – вечным гротескным кандидатом Бабуриным, масоном Богдановым, человеком и полимером Радой Русских. Просто Рада Русских и Богданов не взлетели, потому что всем плевать на масонов и полипропиленовых женщин, а у Надеждина оказалась более выигрышная роль. Может быть, даже немного переиграл – теперь надо как-то выйти из роли, пока граждане, которые получили надежду, не стали слишком громко возмущаться о снятии их кандидата.

Выбирайте любую из этих версий или предложите свою. В данном случае важно другое. Казус Надеждина красноречиво и безапелляционно показал: как бы ни закручивали гайки и не заравнивали политический ландшафт, в обществе всегда остается значительная масса критически мыслящих людей. Да, сегодня эти люди удалились во «внутреннюю Монголию», боятся выражать свое мнение открыто и публично. Но эти люди – не миф и не фикция. При малейшей возможности они найдут способ проявить себя. И власть обязана с ними считаться. В частности, понимать, что невыплеснутость антивоенной повестки может, рано или поздно, привести к ее выходу на поверхность в самых неожиданных и неприятных местах.

Константин Калиниченко

опрос
Принимаете ли вы участие в многочисленных фестивалях?
В опросе приняло участие 20 человек