Распределительная шляпа

23.05.2023 17:01|ПсковКомментариев: 0

На рассмотрении Госдумы находится законопроект об обязательном распределении выпускников, получивших диплом после учебы на бюджете. Инициатива породила множество противоречивых мнений. Еще больше она вызвала эмоций. Обозреватель Псковской Ленты Новостей Юлия Магера анализирует сухой остаток и приходит к выводу о невозможности повторить дедовский метод трудоустройства.

 

В псковских школах сегодня звенит Последний звонок. Возможно, выпускники нынешнего года получат свою первую работу по распределению.

В законопроекте речь об «основных профессиональных образовательных программах». То есть планируется на работу по разнарядке отправить не только специалистов с высшим образованием, а заодно выпускников колледжей (ПТУ, по-русски говоря) и техникумов. Но позвольте! Где у государства столько рабочих мест, чтобы трудоустроить всех молодых сварщиков, швей, плиточников, автослесарей, поваров, администраторов гостиниц? И не разово, а каждый год. У нас что, в три смены дымят государственные заводы? Не дымят. На государственных стройках (школы, дороги, спортивные центры, парки, детские площадки) заняты частные подрядчики. Они же кормят школьников, пациентов больниц и тех же чиновников в столовых внутри административных зданий и на всевозможных форумах.

То есть с распределением получится двойная принудиловка: выпускников насильно отправят на рабочее место к частнику, а владельцев организаций обяжут такое место предоставить. Собственник почти любой компании скажет: «Спасибо, не надо». С наймом бизнес прекрасно справляется самостоятельно. Он предпочтет нанять специалиста пусть на рыночных условиях, но с нужными компетенциями под конкретные задачи. А не три года растить специалиста (зачастую, подчищая работу за неопытным кадром), чтобы тот в финале помахал ручкой. Небольшой процент частников обрадуется гарантированным работникам, прикованным цепью распределения к рабочему месту. Это значит, что можно таких сотрудников держать в черном теле, недоплачивать и выжать за три года максимум соков. В таком случае рабочие места — очень много рабочих мест — появятся в инспекции труда, которая наказывает работодателей за нарушения.

Распределение — это еще и создание новой всеобъемлющей системы, учитывающей число выпускников по разным специальностям из разных типов учебных заведений и соотносящей эти данные с количеством вакансий. Но это возможно в условиях плановой экономики, когда «все вокруг советское», все встроены в общую вертикаль, данные централизовано стекаются к службу статистики к товарищу Новосельцеву. Как срастить государственное распределение с рыночной экономикой — задачка, решение которой тянет на Нобелевскую премию. И приведет это решение только в одному: к еще большему сокращению бюджетных мест в учебных заведениях. Государство быстренько прикинет, что на подготовку ненужных лично ему специалистов можно не тратиться. О катастрофических последствиях такого шага лучше не задумываться, больно мрачная картина получается.

Зачем глобально нужно городить весь этот огород? В грядущую масштабную национализацию я лично не верю (хотя несколько последних лет показали, что случиться может самое не представимое). Значит, громадные усилия нужны для затыкания дыр в тех сферах, где без распределения уже не обойтись. Эти дыры хорошо известны. Зияют они в школах и в больницах. Ситуация с нехваткой медиков и учителей близка к катастрофической. От небольших зарплат многие поубегали в большие города. Оставшиеся сбегают уже от запредельной нагрузки.

Распределение — крайняя мера, роспись в бессилии, признание того факта, что существующие механизмы не работают.

А они есть. Во-первых, целевой набор. Школа или больница отправляет абитуриента учиться по направлению за обязательную отработку после диплома. Взамен вчерашний школьник с не самыми высокими результатами ЕГЭ проскакивает через приемную комиссию, как нож, сквозь масло. Так гладко это выглядит на бумаге, а в реальности что-то не видно вернувшихся целевиков в школьных и больничных коридорах. Никто не напрягается с массовой отправкой на учебу своих будущих кадров. Единицы выданных направлений ситуацию никак не спасают. Неумение руководителей отдельных учреждений и целых сфер отладить кадровую политику приведет к массовому подневольному труду. Как обычно и бывает, начальство ответственность за свои косяки переложит на чужие плечи.

Что ждет выпускников в момент распределения? Я вам расскажу, поделюсь небольшим наблюдением. Когда в 2012 году я оканчивала филфак, перед выдачей нам учительских дипломов в деканате показывали табличку с потенциальными рабочими местами. Я на тот момент давно и прочно работала в газете, но интереса ради в табличку заглянула. В нее внесли школы, где прямо сейчас нужны учителя русского языка. Особенное впечатление производили вакансии даже не в райцентрах, а по деревням. Зарплата — МРОТ, служебное жилье — комната в деревянном общежитии с печным отоплением. Конечно, ни одного желающего подписаться на такую работу не нашлось. Никто в 22 года не хочет гробить свою единственную жизнь в богом забытой дыре за три копейки. Это сейчас губернатор Михаил Ведерников распорядился построить в Пушкинских Горах дом для врачей и учителей, а совсем недавно такой роскоши не было.

Да и усилий только региона, тем более, такого небогатого, как Псковская область, точно не хватит. И в случае внедрения распределения в места с туалетом на улице отправят принудительно. Не станут улучшать условия жизни на селе вообще (чтобы местный выпускник захотел вернуться, а чужак решил, что место вполне подходящее для жизни и работы). Не выровняют зарплаты учителей и врачей в столицах и регионах (чтобы педагог и доктор в глубинке могли со всей страстью отдаться своей возвышенной миссии, а не думали, на что купить новые сапоги). Нет, государство потратит еще больше на создание аппарата принудительного трудоустройства. А я уверена, что затраты потребуются ого-го какие. Наверняка, уже нашлись желающие, например, стать оператором реестра рабочих мест и второго реестра с персональными данными студентов-бюджетников.

И как быть с тем, что зарплаты распределенного специалиста может не хватить ему же на еду?

Вся эта ситуация с распределением — полная шляпа в сленговом значении этого слова: «неприятная ситуация, тупик». Из-за происходящего больше не производит впечатления спор тупоконечников с остроконечниками. Он начался после замены бакалавриата и магистратуры на некие, никому пока не ведомые, ступени высшего образования. Будет оно базовым и специализированным. Прямо, как ЕГЭ по математике.

Те же яйца, только в профиль. Но нет, начинаются споры, оставлять ли старые названия или подойдут новые. Да дело же вовсе не в бакалавриате и в магистратуре! Не в количестве ступеней и не в их названиях. Все это — косметические изменения в угоду сиюминутному политическому моменту. Попытка показать, что у нас и тут, в образовании, свой особый путь. К реальности это все не имеет никакого отношения.

А реальность такова, что высшее образование давно оторвано от потребностей как экономики и общества, так и тех, кто пытается устроиться на работу после получения диплома. Каждый из участников общего процесса живет в собственном мире. Опорный вуз региона увлекся подсчетом своего места во всех возможных рейтингах. Обществу нужны врачи и учителя на своих рабочих местах, а не табличка «требуется» на двери врача и классного руководителя. Государство хочет, чтобы эти специалисты материализовались на рабочих местах как-нибудь сами по себе, желательно без лишних с его стороны усилий. Выпускники с дипломами ждут достойную оплату труда: никаких завышенных требований, но молодому специалисту должно хватать на еду и аренду жилья.

Вот и получается, что каждый третий житель Псковской области работает не по специальности, записанной в дипломе. Система распределения может, конечно, статистику сильно подправить. Но тем, кто стремится выровнять перекосы дедовским методом, вряд ли понравится напоминание: там и тогда работало не только распределение. Давайте все-таки двигаться эволюционным путем.

Юлия Магера

опрос
Чего вы ждете от послания президента Федеральному Собранию 29 февраля?
В опросе приняло участие 207 человек