Недруг человека

22.09.2023 10:00|ПсковКомментариев: 0

Известная псковская радиоведущая проходит курс экстренной терапии от возможного заражения бешенством. Ее покусал домашний любимец, которого перед этим едва не задрала стая бродячих собак. Резонансные происшествия показывают: существующая система борьбы с бездомными псами работает слабо. Обозреватель Псковской Ленты Новостей Юлия Магера в своей авторской колонке раскрывает подробности случившегося с «главным голосом Пскова», указывает на тонкие места в текущем положении дел, отвергает идею отстрела и предлагает затратное, но эффективное решение проблемы.

 

Иллюстрация создана с помощью нейросети Kandinsky2.2.

С голоса главного редактора «Европы Плюс - Псков» Светланы Букановой горожане также узнают новости на «Нашем радио» и «Ретро FM». На прошлой неделе живущий в ее семье хаски Дым сорвался с поводка в Малой Листовке. Хозяева тщетно искали до ночи питомца по округе. На утро посыпались отклики на размещенное в соцсетях объявление. Под сто человек позвонили и написали, что видят похожую собаку на перекрестке улиц Чудской и Ижорского батальона.

Дым истекал кровью в кустах на обочине. Первое предположение - сбила машина. Пока мчались забирать собаку, находящиеся рядом люди готовы были самостоятельно отвезти ее к ветеринару. Сделали это подоспевшие хозяева. Пока перекладывали раненое животное на простынь, Дым укусил Светлану за руку. Ветврач, увидев характер повреждений на теле хаски, срочно отправил радийщицу в травмпункт, как можно скорее ставить первый укол от бешенства. Потому что никакая машина Дыма не сбивала. На него напали сородичи. Очевидно, он столкнулся со стаей бродячих собак. Раз в год Дыма прививают, а тут как раз подошло время плановой вакцинации, до которой оставалась пара дней. Словом, через Дыма дикие псы могли передать радиоведущей смертельное заболевание.

«Нам эта ситуация показала, как много в Пскове неравнодушных людей, - с облегчением после пережитого говорит Светлана Буканова. - Если бы Дыма не заметили, если бы не стали бить в колокола, собака умерла бы от потери крови. До сих пор нам звонят и пишут участники этой истории, спрашивают, как себя чувствует наш питомец».

Дым проходит карантин в закрытом вольере и приходит в себя после случившегося. Можно сказать, что он сам и его владельцы отделались легким испугом.

Но для остальных жителей Пскова история далека от завершения. Пока что можно сообщить две новости. Начнем с хорошей: в Пскове полно добрых людей. Добрых по-настоящему, готовых прийти на помощь. Новость вторая, тревожная: где-то по городу бегает стая бродячих собак. Отнюдь не комары покусали домашнего питомца до такой степени, что он сам ходить не мог и выл от боли.

Тема бездомных собак болезненная и многолетняя. После всякого резонансного происшествия вспыхивают такие дискуссии, что на участников с полярными мнениями впору примерять смирительные рубашки.

Всякий гуманизм мгновенно отходит не на второй даже план, а на сто второй, если конкретному человеку повстречать конкретного четвероногого, скалящегося от жизни собачьей. Не говоря уже про агрессивную стаю. Кто единожды отбивался от зубастой опасности, тому уже не до гуманизма.

Обладатели самых радикальных воззрений стоят на том, что бродячих собак нужно попросту отстреливать. Без сантиментов. Логика простая. Предлагающие такой вариант проводят аналогию с волками. Государство тратит немалые суммы на истребление поголовья серых хищников - по 10 тысяч за каждую голову лесного пса.

Так чем отличаются бездомные собаки? Таким вопросом резонно задаются сторонники решительных действий. Четвероногие бродяги сбиваются в стаи, дичают, на воле воспроизводят потомство, для которого человек – уже не друг, а часть кормовой базы. В пример приводят деревенскую практику. Если в селе соседский пес задерет хотя бы курицу - все, такому псу хана. Не будет никто держать собаку, которая почуяла запах крови. А если хозяева окажутся жалостливыми, то соседи быстро решат вопрос таблетками с отравой в куске мяса.

Однако мы, вроде как, цивилизованное общество (пусть порой и возникают сомнения на этот счет). Во всяком случае, большинство вряд ли хочет отката к пещерным практикам отстрела кого бы то ни было. Сегодня собаки, а завтра кто? Даже продолжать эту мысль не охота, слишком темные открываются глубины с порталом прямиком в середину XX века с газовыми печами.

Иллюстрация создана с помощью нейросети Kandinsky2.2.

Есть еще и рациональные соображения. Если объявить награду за отстрел бродячих псов по аналогии с волками, то прикончат и потащат на оценку каждую домашнюю болонку. В этом случае мы рискуем получить улицы, где идет настоящая охота на каждого питомца, едва его хозяин чуть зазевается. Тот же хаски Дым, убежавший с прогулки, если не пострадал бы от сородичей, так от человека с ружьем.

Короче, на то мы и люди, чтобы по-человечески решать сложные задачи. Несомненно, задача по решению проблемы бездомных собак как раз такая – сложная.

«Вопрос в том, что бродячими животными в регионе ранее системно не занимались», - еще в марте этого года губернатор Михаил Ведерников обозначил, в чем заключается корень зла.

Первый шаг к системному решению был сделан в прошлом году. Районным властям вменили в обязанность отлавливать безнадзорных животных. И даже приложили к этой обузе кое-какое финансирование.

Штука в том, что мало наделить полномочиями. Нужны еще ресурсы, чтобы этими полномочиями воспользоваться. Во-первых, отлов. В Пскове ловца всего два, а в районах их нет вообще. Во-вторых, собаку нельзя просто поймать. За словом «отлов» стоит большой комплекс манипуляций. В том числе, стерилизация, вакцинация, содержание. Если нужно, лечение. На весь регион нет ни одного приюта, живущего на бюджетные деньги. Это всегда частная инициатива. Даже в случае с псковским «Шансом», который строит новый приют на безвозмездно выделенной земле и частично на средства президентского гранта. Строительство никак не может завершиться, потому что собственных ресурсов не хватает, а никаких других нет.

Иллюстрация создана с помощью нейросети Kandinsky2.2.

Муниципальные власти для отлова каждой собаки должны договариваться с волонтерами. Они есть не в каждом районе, а те, что наличествуют, не всегда готовы браться за работу по муниципальным контрактам. Обязательств много, а нормативы финансирования не покрывают расходы. Как правило, собак нужно в реальности отловить больше, чем их посчитали на бумаге. Содержание каждой обходится дороже, чем прописали в тиши кабинетов. С большим трудом приюты собирают пожертвования на тех собак, что уже живут в вольерах, а тут придется еще искать, чем кормить муниципальные хвосты.

От этой же скудости ресурсов система ОСВВ — отлов, стерилизация, вакцинация, возврат.

В контрактах прописано, что собак забирают с улиц на непродолжительное время, лишают их возможности размножаться и разносить заразу. Финансирование на содержание заложено на несколько месяцев. Предполагается, что после этого собаку или пристроят (ха-ха), или выпустят в «естественную» среду, то есть обратно на улицу. Самых агрессивных волонтеры оставляют на «вечное» содержание за счет пожертвований, а остальных волей-неволей вынуждены привозить туда, где поймали. Потому что нужно освобождать место. Пока содержали этих, исправно работал конвейер по выбрасыванию на улицу домашних питомцев. Его работа не прекратится, пока не заработает закон об обязательном чипировании, и подобная практика не будет жестко караться рублем. А пока - короткая передержка и гуляй.

В итоге имеем историю из Дно, когда в конце прошлого года - начале нынешнего несколько месяцев отлавливали стаю. Ловец в Пскове, приют в соседнем Порхове, местные жители в страхе. Или историю с хаски Дымом. С большой долей вероятности, напавшая на него стая уже проходила через приют, оказавшись на воле собаки сгруппировались ради выживания, и не дай небо оказаться на их пути.

Можно бесконечно накладывать штрафы на глав районов, которые не справляются с задачей обезопасить улицы. Однако собаки от этого не исчезнут. Куда эффективнее будет разработка серьезной региональной целевой программы, подкрепленной финансированием. Распыление полномочий не работает. Увы, эффективность в существующих реалиях может показать только работа, координируемая и контролируемая единым центром. Проблема есть, этого никто не отрицает даже на самом высоком уровне. Значит, нужно делать следующий шаг в ее решении.

Юлия Магера

опрос
Электронные платежки за ЖКУ хотят распространить на всю страну. Откажитесь ли вы от бумажных в пользу цифровых?
В опросе приняло участие 189 человек