Здравствуй, чёрный понедельник

27.09.2022 15:12|ПсковКомментариев: 0

Последняя неделя сентября в России началась с трагических событий, связанных со стрельбой сразу в трёх регионах. В военкомате в Иркутской области 25-летний молодой человек расстрелял местного военкома. Последнего госпитализировали в крайне тяжелом состоянии. В ижевскую школу № 88 ворвался вооруженный мужчина, убил охранника и открыл огонь по детям. Позже посетитель московского бара ранил из огнестрельного оружия охранника. Что это — массовая истерия или очередное сезонное обострение? Почему случаи шутинга в российских учебных заведениях повторяются с завидной регулярностью?

 

Скулшутинг по-русски

Вооруженные нападения на учебные заведения называют скулшутингом (в переводе с английского — «школьная стрельба») или «колумбайном» (одноимённая организация признана в РФ террористической, деятельность запрещена) — по наименованию старшей школы в американском штате Колорадо. Там 20 апреля 1999 года два подростка убили 12 учеников и учителя, а после покончили с собой.

Череда шутинга в России началась с трагедии 3 февраля 2014 года в Москве. Десятиклассник пришёл в родную школу с карабином и винтовкой, застрелил учителя географии, после чего взял в заложники одноклассников и открыл огонь по прибывшим правоохранителям. Погиб сотрудник вневедомственной охраны, был тяжело ранен патрульный. В результате переговоров подросток сдался, заложники не пострадали. Старшеклассник был отправлен в психиатрическую больницу на принудительное лечение.

Спустя почти 4 года, в октябре 2018-го, в Керченском политехническом колледже 18-летний студент устроил стрельбу и взорвал самодельное взрывное устройство. Жертвами стали 20 человек, не менее 65 получили ранения. Тело стрелка с огнестрельным ранением нашли в одном из помещений учреждения. Впоследствии его характеризовали как замкнутого человека, который «интересовался маньяками».

В 2021 году было сразу два громких случая. 11 мая 19-летний житель Казани, вооружившись охотничьим ружьём и собственноручно изготовленным взрывным устройством, убил семерых детей и двух учителей в гимназии № 175. Более 20 человек пострадали. А 20 сентября в пермском университете первокурсник открыл огонь из охотничьего ружья. При нападении пострадали около 40 человек, шестеро погибли. Обоих стрелков суд признал вменяемыми, они до сих пор находятся под следствием.

26 апреля текущего года в детском саду под Ульяновском было совершено еще одно массовое убийство. 26-летний местный житель с ружьем ИЖ-27 проник в образовательное учреждение во время тихого часа и расстрелял двух детей и воспитательницу. После этого злоумышленник свёл счёты с жизнью. Утром того же дня он убил своего пожилого соседа. Убийца состоял на учёте у психиатра.

Всего за прошедшие годы наберется не менее 20 подобных инцидентов. Причем цели нападающих часто не были конкретизированы, стрельба велась беспорядочно. Ряд злоумышленников имели психические расстройства.

Никогда такого не было, и вот опять

Как и тот мужчина, который открыл огонь в ижевской школе №88, - 34-летний местный житель, выпускник этого учреждения. Он был одет в чёрный костюм с нацистской символикой, при себе имел два пистолета и большой запас боевых патронов. На обоймах красной краской было нанесено слово «Ненависть».

Директор школы успела спрятаться с раненым подростком в кабинете и закрыться там. По данным Следственного комитета России, погибли 17 человек, в том числе 11 детей и 6 взрослых. 24 получили ранения, среди них 22 ребенка. Стрелявший покончил с собой.

СК возбудил уголовное дело по статье 105 УК РФ об убийстве двух и более лиц, в том числе малолетних, части 1 статьи 222 УК РФ о незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке, пересылке или ношении огнестрельного оружия. Выяснилось, что стрелок не стоял на учете в Росгвардии как владелец оружия. При этом он числился в психоневрологическом диспансере с диагнозом «шизофрения».

После публикаций о ЧП посыпались соболезнования и предложения на тему, как избежать аналогичных ситуаций впредь. Президент России Владимир Путин «глубоко соболезнует всем тем, кто потерял своих близких, своих детей в этой трагедии, и желает выздоровления тем, кто ранен в результате этого бесчеловечного террористического акта».

Свои соболезнования семьям погибших выразил и премьер Михаил Мишустин. Он заверил, что всем пострадавшим окажут помощь.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что теперь предстоит проанализировать эффективность мер для обеспечения безопасности школ, и глава государства уже дал «все необходимые поручения».

Предотвращение подобных трагедий должно стать одной из приоритетных задач для российского общества, отреагировала спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Говорилось также о необходимости усиления охраны в российских школах, детсадах и вузах, наращивания профилактики по выявлению склонных к экстремистским проявлениям людей, расширения набора критериев, по которым россиянин может купить оружие. А глава Минпросвещения РФ Сергей Кравцов считает необходимым уделить внимание влиянию компьютерных игр, которые могут провоцировать скулшутинг.

Образовательные учреждения в регионах в свою очередь заверили, что проведут проверки и усилят меры безопасности, организуют инструктажи с детьми и педагогами по поведению в опасных и кризисных ситуациях.

Но всё это уже было, не правда ли? Охрану школ предлагали передать в ведение Росгвардии или других правоохранительных структур, но в ведомстве заявили о нехватке численности сотрудников и финансирования. Оборот гражданского оружия после стрельбы в казанской школе ужесточили, однако это не помешало очередному психопату обзавестись приличным арсеналом. Дополнительные инструктажи с директорами и охранными организациями, которые следят за безопасностью в учреждениях, тоже результатов не дали. К слову, школу Ижевска, где произошла стрельба, охраняла не бабушка с тряпкой, а ЧОП. То есть, положенные меры безопасности были обеспечены.

Быть начеку

Ижевский убийца готовился к этому целый год. По данным Telegram-канала Shot, в квартире преступника провели обыск, в ходе которого изъяли 5 мобильных телефонов и компьютер с сохранённой предсмертной запиской. Там он подробно описал процесс нелегальной закупки пистолетов, рассказал о тщательном выборе места для совершения преступления. Будущий стрелок рассматривал детские сады, школы, военкоматы. Он пояснял в записке, что аполитичен и нерелигиозен, что чувствовал исключительно ненависть к людям.

Очевидно, что полностью предотвратить такие трагедии невозможно. Никакие заборы, металлоискатели и охранники не могут защитить школы от сумасшедшего, твёрдо намеренного достичь своей цели. Максимум, что может успеть сделать сотрудник ЧОПа или вахтёрша — быстро нажать тревожную кнопку, чтобы на место выехали спецслужбы.

Но точно можно снизить риски. В большинстве зданий есть системы видеонаблюдения, сигнализация — уже неплохо. Кроме того, посторонним запрещен доступ на территории общеобразовательных учреждений. А если они всё же каким-то образом туда попадут, дети должны быть готовы к чрезвычайным ситуациям - уметь баррикадировать и запирать двери, прятаться под парты, моментально сообщать о нападениях во все инстанции. Неплохо бы предусмотреть учебные тренировки. Нужно регулярно проводить классные часы, совещания с директорами, педагогами и родителями на предмет предупреждения экстремистской деятельности.

Логично было бы посвятить изучению действий при шутинге «Разговоры о важном», которые ввели в российских школах с начала учебного года. Что может быть важнее безопасности? Уж точно не историческое просвещение. Если каждый понедельник детям будут говорить о том, как вести себя в случае вооруженного нападения, толку будет явно больше, чем от искусственного вдалбливания в головы «ура-патриотизма».

Кроме того, стоит в очередной раз задуматься о создании условий, исключающих буллинг и любой дискомфорт в школьной среде. Практически никто из нападавших не принимал решение убивать в одночасье. Многие систематически подвергались травле со стороны одноклассников и учителей, и в какой-то момент психика не выдерживала. У одних в 18 лет, у других в 34. Достичь критической точки помогали и деструктивные группы в соцсетях, пропагандирующие культ стрелков и одобряющие действия скулшутеров.

Специалисты уверены в необходимости наличия в школах штатных психологов, так как в подростковом возрасте порой совершенно внезапно проявляются психические заболевания. И если их вовремя выявить и усилить наблюдение за людьми из группы риска, возможно, новых трагедий получится избежать. Здесь важно внимание не только со стороны медиков, но и близких. Психологи отмечают, что потенциальные стрелки – это не только выходцы из неблагополучных семей. Криминалом может заняться любой ребенок с серьезными психологическими травмами, о которых он не рассказывает.

Взрослым не мешало бы побольше разговаривать с детьми, анализировать поступки их любимых героев из фильмов и книг. Не пускать воспитание на самотёк, отмахнувшись от чада телефоном, а попробовать правильно сформировать понятия «добра» и «зла», при необходимости скорректировать поведение ребенка. Тогда он будет решать проблемы не оружием, а разговорами.

Предугадать конкретный случай скулшутинга сложно, но можно бороться с этим явлением, устраняя причины. С помощью профилактики, работы над формированием личности несовершеннолетних, снижением уровня хронического стресса хотя бы в подростковой среде. Иначе после нового нападения на школу мы будем слушать громкие слова об ужесточении охраны учебных заведений, правил оборота оружия, о вреде интернета и другие прописные истины. А потом это всё забудется. До следующего ЧП...

Ульяна Ловыгина

опрос
Поддерживаете ли вы федеральную инициативу о мобилизации сотрудников силовых структур в первую очередь?
В опросе приняло участие 147 человек