«Культурная контрреволюция» Стрекаловского: Новое слово в театре кукол и «венский бал» в филармонии

09.11.2019 14:22|ПсковКомментариев: 2

Эхо Москвы в Пскове (102.6 FM) представляет авторскую программу Юрия Стрекаловского «Культурная контрреволюция». Псковская Лента Новостей публикует текстовую версию выпуска программы.

Говорить о культуре всегда было делом, культуре противном.
Теодор Адорно.

Здравствуйте, уважаемые слушатели «Эхо Москвы» В Пскове. В эфире «Культурная контрреволюция» и ее автор и ведущий Юрий Стрекаловский. Полтора десятка минут о культуре, ее новостях, страшных и ужасных впечатлениях, которые она оставляет, и о грустных надеждах, которые она дарит здесь на Псковской земле.

Во-первых, с премьерой, с театральной премьерой. Нет, речь не о «7САМУРАЕВ». 26 октября Псковский театр кукол  показал новый спектакль «Питер Пэн», и с нашими актерами поставили его люди не местные, а приглашенные режиссер и художник-постановщик. Режиссера зовут Алексей Смирнов,  художницу-постановщицу - Елизавета Ольшвангер. Это, между прочим, довольно необычная ситуация для нашего Театра кукол. Который, кстати, очень хорош, и за который никогда не бывало стыдно, в отличие от множества других псковских театров. (О множестве псковских театров когда-то бытовала шутка, что во Пскове есть три театра: кукольный, некукольный и Зеленый).

В театре кукол режиссером у нас много лет работает уважаемый Сан Саныч Заболотный, большой мастер и талант. И вот сейчас он пригласил режиссера из другого города, и он тоже очень интересный.

Премьера, напомню, состоялась 26 октября, на ней я не был, но спектакль удалось мне посмотреть, поскольку я был на так называемом «прогоне» - это такая генеральная репетиция, сдача спектакля, его финальный просмотр и обсуждение накануне премьеры.

На обсуждение я не оставался, а посмотреть - посмотрел.

Тем это было приятнее, что мы с режиссером, Алексеем Смирновым довольно давно знакомы, он меня, собственно и приглашал.

И это человек в кукольном театральном мире довольно известный, много лет он работал в прекрасном театре «Кукольный формат», в 2003 году Анна Викторова в Петербурге его создала.

Так вот «Кукольный формат», в котором Алексей Смирнов начинал - это очень известный и хороший театр, Алексей в нем много лет проработал, два спектакля, в котором он играл, получили «Золотые маски», в том числе «Всадник CUPRUM», который был у нас на театральном фестивале.

Сейчас Алексей творит собственную режиссерскую карьеру, и довольно успешно: он тоже был номинирован на «Золотую маску», два его спектакля входили в лонг-лист этой высшей национальной премии; дважды он получал премию «Золотой софит» (правда, как актер) в номинации «Лучшая роль в театре кукол». И вообще он парень очень славный.

Спектакль, который он у нас сделал с нашими актерами, я чрезвычайно советую посмотреть. Это в некотором смысле новое слово для кукольного театрального дела в городе Пскове. Например, потому что это настоящий большой спектакль, он идет с антрактом, и, если пойдете с детьми, то в перерыве можно будет съесть какой-нибудь тортик - детям это нравится, говорят, некоторым взрослым - тоже.

Во-вторых, спектакль сделан в новой для наших актеров технике. Это техника очень непростая, так называемой черный кабинет. Используются тростевые куклы, но самих актеров не видно, потому что они работают в черных бархатных костюмах и в черных масках, поэтому на фоне черного задника они совершенно не видны. И надо сказать, что это само по себе очень тяжело физически.

Кроме того, куклы очень искусно сделаны и у них сложная механика, каждой куклой управляют два или три человека - это требует идеальной слаженности и совместной работы в общем ритме. В общем, я был очень впечатлен тем, как технически сделан этот спектакль, насколько он быстрый в развитии и какой он красивый. Свет, сценография, сами эти прекрасные куклы и костюмы (в прологе и эпилоге в спектакль введены живые актеры) которые сделали замечательные цеха нашего Театра кукол – все это очень мне понравилось.

В общем, хотя я уже давно уж не ребенок, но сидел и смотрел на это все с удовольствием. И, надо сказать, пойти на эту сказку стоит не только детям, но и взрослым. Вообще мне показалось, что идеальной целевой аудиторией этого спектакля были бы младшие дети и умные взрослые, потому что детям постарше, боюсь, какие-то вещи будут уже не понятны или еще не понятны. А вот если тебе 5-6-7 лет, или ты, наоборот, уже взрослый, но ты хороший родитель, и тебе с ребенком вместе интересно, но ты, в отличие от него, уже думал о том, что такое детство, жизнь, смерть – тогда такому взрослому будет очень интересно на этом спектакле.

Нет, не подумайте, что спектакль какой-то заумный или мрачный - он очень веселый, сделан в очень бодром ритме, а куклы замечательно нтересные и смешные. Кстати, в фойе выставка эскизов этих кукол, которых, напомню, придумала совсем еще молодая театральная художница Елизавета Ольшвангер. И они, конечно, страшно веселые и шкодные - эти все пираты, мальчишки, индейцы, в общем, все эти герои Джеймса Барри.

Рассматривать их очень интересно и смешно, дети смеются, это такое увлекательное зрелище, классный веселый спектакль.

Ну а взрослому-то там есть о чем подумать. Потому что, вообще мне всегда казалось, что история про Питера Пэна очень грустная и даже страшная. Потому что это сказка про детей, которые нас покинули и не вернутся.

И вообще, кто он такой этот Питер Пэн? Есть мнение, что это демон, языческий бог со всеми добродетелями, такими как отвага, храбрость, благородство, справедливость – настоящими языческими добродетелями. Но вот только он бессердечный и забирает детей, о которых родители на минутку забыли. Или не на минутку. Или забыли, что дети – не куклы, в которые мы играем, придумывая им судьбы, которые хотели бы прожить сами. Они, дети - живые и им нужна любовь и свобода; а есть ли это у нас самих? 

Словом, идите в Псковский театр кукол, смотрите нового «Питера Пэна» - он того стоит.

А я сейчас хочу переключиться на другую новость из сферы культуры: 75 лет отпраздновала Псковская областная филармония.

И этому событию был посвящен прошедший 26 октября гала-концерт. Ну и я там побывал, конечно.

Впрочем про концерт, про его содержание, наверное, почти ничего не скажу.

Не потому, что было плохо, и не потому, что было хорошо. Было предсказуемо. Это был такой большой концерт симфонического оркестра с солистами. Оркестр наш был на высоте, его, правда, усилили: приехали приглашенные люди, оттого даже медь отлично звучала. Были приглашенные солисты: сопрано Виолетта Лукьяненко из Мариинского театра и баритон Альберт Жалилов.

В общем все постарались – устроители, и публика, был аншлаг, спрашивали лишний билетик, люди все нарядные: такой вот праздник.

Я такие мероприятия, если честно, не очень люблю. И программа, которую нам предложили… Нет, она хорошая, но я не очень люблю, этот жанр: оперный концерт.

Но было другое, чего мне там не хватало. Мне показалось странным, что этого не было. Смотрите: на афише написано «75 лет Псковской областной филармонии». И мне, если честно, думалось, что уместно было бы не просто сделать пафосное и красивое мероприятие. Мне казалось, что можно, нужно и уместно было бы вспомнить о том, что это такое - Псковская филармония, которой сегодня 75 лет.

Ведь если ей нынче 75, то начиналась она в 1944 году, когда в разбитом бомбами городе, в котором и людей-то почти не осталось зачем-то придумали сделать филармонию. И Псков, что называется, «присоединился к филармоническому движению».

И история эта длинная, насчитывающая три четверти века. В ней был период, когда и зала не было у филармонии, и коллектива не было. А концерты были – и прекрасные концерты.

Сюда приезжали по линии Ленконцерта, Росконцерта, приезжали люди замечательные, Рихтер здесь был, Иван Монигетти, Соколов совсем юный – да кого тут только не было! В какой-то момент стали появляться коллективы. И все возникало на голом месте, ведь город Псков – это очень сложный город был тогда в плане организации культуры. Здесь замечательных памятников множество, а вот культурную ткань после войны нужно было создавать заново, потому что ничего не было, все было разрушено, все уехали отсюда: разогнала, уничтожила война здесь все.

И, например, симфонический оркестр, который играл на сцене во время этого нашего праздничного концерта - он ведь здесь не с незапамятных времен, не в древний Псков его история упирается. У него есть создатели - Александр Петрович Роор, директор и основатель. Есть и первый дирижер - Аркадий Валентинович Галковский.

Они может уже старые, и не самые увенчанные лаврами, но живы, здоровы и живут в нашем городе. И мне казалось, что о них на этом празднике стоит хотя бы упомянуть, да и на сцену пригласить, поблагодарить. Ну вот так мне казалось почему-то.

А были и другие люди, которых с нами уже нет. Например, Михаил Ионович Ривкин, человек, который больше полувека назад, в 60-е годы приехал во Псков. Он давно, 20 лет назад умер, но именно благодаря ему здесь появилась сама возможность создать симфонический оркестр.

Потому что нынешний симфонический оркестр генетически корнями своими восходит к студенческому оркестру псковского музыкального училища, которым Михаил Ионович много лет руководил.

И свой опыт большого музыканта, очень опытного, «старой выделки» он передавал местным музыкантам, в том числе вашему покорному слуге, уж насколько мы могли это все впитать.

Есть и другие филармонические коллективы, ансамбль «Псков», например.

Да, у него был недавно большой концерт. Но странно, что в концерте, посвященном областной филармонии и ее юбилею,  участвовал только один филармонический коллектив. Ведь есть и были и другие коллективы, которые сейчас уже или не существуют, или существуют только на бумаге.

Словом, весь этот длинный путь, большой сложный коллектив со сложной, порой трагической историей, мне кажется, стоило вспомнить в этот памятный и знаменательный день.

Ну да Бог с ними. Хорошо - организаторы придумали сделать концерт, большой и красивый, и показать то, что имеем сейчас, а не вспоминать тех, кто целых 15 лет назад работал в этом оркестре или создавал его в далекие 1990-е.

Но все равно, когда я смотрел на эту дату на афише – «75 лет», мыслями возвращался в 1944 год.

Нет, я там, конечно, не был, но все же представляю, что это было. И мне порой казалось, что люди, которые в 1944 году решили, что во Пскове должна быть филармония, они едва ли представляли, что через 75 лет все будет вот такое и все превратится в пафосное, помпезное, и в то же время бедное - потому что мы бедные, филармония наша бедна, и люди, которые туда пришли, бедны – представление.

Нет, там были люди и в бриллиантах, но в основном, конечно, бедная провинциальная интеллигенция.

И все это мероприятие мимикрировало под какое-то буржуазное действо, какой-то «венский бал». И это было с моей точки зрения довольно глупо.

Потому что вообще-то филармоническое движение, к которому 75 лет назад Псков присоединился - оно существовало для того, чтобы высокое искусство стало достоянием широких культурных масс; чтобы где бы мы ни жили, даже в послевоенном Пскове, мы могли приобщаться к высокому музыкальному искусству, расти над собой, а не просто демонстрировали себе и окружающим, что мы «культурные люди» и тоже ходим в филармонию, надеваем какие-то специальные культурные наряды, а на сцене — дирижер, рояль, люди в бабочках на шеях и со скрипками в руках.

Словом, это очень буржуазное, и – чего уж там! - фальшивое зрелище не так радовало меня, как, возможно, других людей, как планировали и предполагали организаторы.

Ну и, конечно, наверное на празднике это было бы неуместно говорить, но в радиопередаче я скажу. Ведь по-прежнему это все находится в тяжелом и кризисном состоянии. Публика бедна и немногочисленна, в оркестр приходится приглашать людей из других городов, потому что не хватает инструментов. Нет, не подумайте, что я за то, чтобы оркестр распустить, меня однажды так поняли неправильно, когда я статью некую статью с названием «Отвага и отчаяние» написал 12 лет назад. Упаси Бог, наш оркестр это прямо ценность, я ж понимаю.

Но вот эта «наша маленькая Вена», которая была на улице Некрасова, в бывшем доме политического просвещения, который сейчас называется БКЗ Филармонии – это явно что-то не то, явно не из 1944. И эта претензия на буржуазный шик в здании, которое в общем-то разваливается, и оркестр в нем играет такой полукрепостной, потому что мы же знаем - зарплаты музыкантов 12-15 тысяч, а их теперь еще и штрафовать собираются, если эти бедные люди в поисках пропитания для своих детей куда-то идут что-то себе заработать и пропускают репетиции.

Словом, это зрелище крепостного оркестра на сцене, публики, где половина зала — разорившаяся советская интеллигенция, а другая половина зала — какие-то люди не без бриллиантов, и вся это игра в венскую оперу... В общем, мне все это довольно странным казалось и весьма далеким от высоких филармонических целей, к которым - во всей вероятности - стремились 75 лет назад, в голодном, победном, ужасном, военном 1944 году основатели нашей филармонии.

Вот на этой недоуменной ноте я и закончу передачу. Надеюсь, никого я сегодня не обидел.

Приходите в филармонию, кукольный театр, вообще ходите на разные культурные события, ешьте их полной ложкой, приятного вам аппетита.

С вами был Юрий Стрекаловский, «Культурная контрреволюция».

опрос
С учетом тенденций развития общественно-политических процессов на каких направлениях работы по профилактике терроризма и предупреждению преступности должны сосредоточиться правоохранители и власти в 2020 году?
В опросе приняло участие 48 человек