О памяти и глупости

25.11.2020 21:34|ПсковКомментариев: 3

Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, «Культурная контрреволюция», Юрий Николаевич Стрекаловский в эфире. С грустными новостями сегодня я, к сожалению. И первую часть передачи я хотел бы посвятить памяти только что ушедшего выдающегося псковича: искусствоведа, историка-архивиста, архитектора и реставратора Бориса Постникова. Впечатляет уже одно лишь перечисление творческих профессий, в которых он себя реализовал.

Борис Андреевич был уроженцем города Пскова, он родился в июне победного 1945 года и принадлежал к старому и почтенному псковскому роду. Этот чрезвычайно талантливый и, надо сказать, очень скромный человек первое образование и профессию получил в Ленинграде, в Академии художеств на факультете искусствоведения еще в середине шестидесятых годов - еще в той, старой Академии, где еще учили должным образом.

В качестве профессионального, дипломированного искусствоведа, вернувшись в родной Псков, Борис Андреевич рядом с великим Юрием Павловичем Спегальским принимал участие в изучении и подготовке к реставрации псковских памятников архитектуры. Был он в то время совсем еще молодым человеком (когда Спегальский ушел из жизни, Борису Постникову было 25 лет), но, полагаю, факта этих нескольких лет творческого и профессионального общения достаточно, чтобы мы говорили о том, что Борис Андреевич - один из немногих и последний из непосредственных учеников Юрия Павловича Спегальского. Как и великого Леонида Алексеевича Творогова, создателя псковского Древлехранилища, с которым Борис Андреевич также работал и общался в течение многих лет, их объединяли и творческие, и дружеские, и научные связи.

Талантливый русский человек способен на развитие в течение всей жизни: компетенции Бориса Андреевича не ограничились только лишь искусствоведением, они расширялись и увеличивались год от года. В семидесятые годы он создает весьма профессиональные архитектурные реставрационные проекты тщательного и научно глубоко обоснованного воссоздания и реставрации псковских памятников, специализируясь на такой редкой теме, как гражданские памятники Пскова допетровского времени. К сожалению, полностью осуществленных проектов Бориса Постникова в нашем городе мы сейчас не увидим - по разным причинам они не были осуществлены в полной мере, - но в основе реставрации Палат Меньшикова на Великолукской улице, ныне улице Советской, а также Палат Подзноева на улице Некрасова (Губернаторской) лежат научные исследования и весьма детально проработанные проектные предложения, которые принадлежат авторству Бориса Андреевича Постникова.

Надо сказать, что в своей работе архитектора-реставратора он, в отличие от многих других своих коллег, в том числе даже от своего великого учителя Юрия Павловича Спегальского, чрезвычайно тщательно и скрупулезно использовал архивные материалы, привнеся этот навык и привычку, эту «архивную выделку» в то, что мы сейчас можем называть школой псковской архитектурной реставрации, до того зачастую обходившийся без таких подробных и глубоких архивных изысканий, полагаясь на знание основных конструктивных и стилистических принципов древней псковской архитектуры и на творческое воображение. Что конечно же, давало чрезвычайно интересный художественный результат, но, с другой стороны, благодаря этому порой происходили существенные реставрационные ошибки и неточности.

И эта высочайшая квалификация ученого архивиста с огромной исторической и искусствоведческой эрудицией, со знанием памятников Пскова - все это поспособствовало реализации Бориса Андреевича Постникова, так сказать в третьей его «ипостаси»: мы только что потеряли одного из глубочайших отечественных историков, исследователей Пскова XVI, XVII и XVIII веков. Значение этого исследователя для русской исторической науки и масштаб потери, полагаю, нам еще предстоит осмыслить. Дело в том, что Борис Андреевич в течение нескольких десятилетий занимался подробнейшим исследованием тысяч конкретных судеб псковичей, целых династий, живших во Пскове с XVI по XVIII век, при этом опираясь практически исключительно на вводимые им впервые в научный оборот архивные документы, рассредоточенные по разным архивам страны, где откладывались псковские документы этого времени: писцовые, переписные, оброчные книги, исповедные росписи, синодики, купчие крепости, различные прочие акты. Это громадная работа, которая требовала и высочайшей научной квалификации, и того, что называется длинной волей. И она принесла уникальный результат: сейчас к печати подготовлено несколько томов анимографического [подушного] свода, то есть огромного сборника систематизированных и увязанных между собой биографических материалов о псковичах, посадских людях и духовенства Пскова XVI - XVIII веков.

Не следует думать, что это какая-то сухая статистическая справочная литература: на страницах этих изданий - живая социальная, духовная, политическая, экономическая жизнь древнерусского города, на протяжении столетий, из поколения в поколение, в переплетении семейных, деловых, художественных связей. Осмелюсь предположить (впрочем, я практически в этом уверен), что для переживший в ХХ веке чудовищную катастрофу русской гуманитарной, в частности - исторической - науки, от которой она не оправилась до сих пор, этот тип исследования совершенно небывалый. И типология, и масштаб его грандиозен и открывает новую страницу в науке. В Европе такой тип исследования известен; такими исследованиями занимались представители так называемой «новой исторической науки», в частности, французской «школы «Анналов»», в результате чего, в сущности, и появилась такое направление современной исторической науки, как «история повседневности», «тотальная история» и понимающие социологические подходы в исторических исследованиях . Так вот, в России, насколько мне известно, ничего подобного сделано до сих пор не было, и Борис Андреевич проделал гигантскую, ни с чем не сравнимую, масштабную и ошеломляюще новую для нас исследовательскую работу, которую он, в целом, успел завершить: очертить круг источников, с которыми следует работать, разработать алгоритм поиска, создать огромную картотеку рабочих материалов и матрицу описания результата.



На фото (автор Рудольф Кучеров, РИА Новости) Борис Постников в 1981 году

В заключение я вот что хотел бы еще сказать об этом удивительном русском человеке, настоящем телесном и духовном богатыре: часто, когда мы говорим об ушедших от нас крупных деятелях современной культуры, нам горько приходится сетовать, что они не оставляют нам наследников. В данном случае, к счастью, это не так: значительную часть работы по созданию этих биографических словарей Борис Андреевич проделал со своим сыном, Арсением Борисовичем Постниковым, сотрудником Древлехранилища Псковского музея, моим добрым приятелем. И есть все основания полагать, что труд этот не канет в Лету, не останется неизвестным, что тома эти выйдут, дай Бог. Разнообразие талантов семейства Постниковых, впрочем, велико: и предками Бориса Андреевича были культурные люди нашего города, преподаватели, авторы книг, и вот Арсений Борисович - замечательный историк, и его сестра, дочь Бориса Постникова Анастасия- музыкант, участница весьма известной музыкальной группы «Iva Nova», концертирующей по всему миру, игравший вместе с знаменитым Джейсоном Уэбли. Словом, печально осознавать утрату этого крупного и, боюсь, недооцененного деятели отечественной культуры, фигуры совершенно общероссийского масштаба, человека, жившего во Пскове, работавшего для него, для его истории и искусства. Но в тоже время радостно понимать, что труды его и наследие его найдут продолжение в его потомках и учениках.

Вечная память и Царствие Небесное Борису Андреевичу, истинно русскому человеку, талантливому ученому, ответственному и мудрому художнику и подлинному патриоту нашей Родины.

В эти же дни мы обращаемся памятью и к другим псковским мастерам, чьи имена я хотел бы сегодня назвать. 18 ноября 2018 года не стало Анатолия Николаевича Елизарова - соавтора ныне здравствующего одного из ведущих иконописцев в современной русской Церкви архимандрита Зинона (Теодора), выдающегося художника, живописца, ювелира, знатока русских древностей, глубокого мыслителя, теоретика искусства, создателя таких крупных произведений современного церковного искусства, как, например, рака Серафима Саровского в Дивеево или Димитрия Прилуцкого в Свято-Прилуцком Димитриевом монастыре под Вологдой. К сожалению, во Пскове мы видим не так много работ Анатолия Николаевича, но в числе того, что уцелело - часть ювелирного убранства иконостаса работы архимандрита Зинона, созданная в конце восьмидесятых годов для Серафимовского придела Псковского Троицкого собора. Ужасно, что часть этой работы была погублена во время варварской «реставрации», которая происходила около 15 лет назад, в начале нулевых, но что-то можно еще найти в храмах нашего города и в частных собраниях. Также работы Анатолия Николаевича можно увидеть на ныне действующей в нашем музее выставке современного церковного искусства (впрочем, об этой интереснейшей выставке я намерен сделать отдельную передачу).

Еще одна печальная дата: четыре года назад, в ноябре 2016 года умер русский художник: фотограф и мастер декоративно-прикладного искусства Иван Владимирович Лебедев. Мы были хорошо знакомы и это тот случай, когда следует грустить, понимая, что то богатство талантов, которое Ивану было дано, к сожалению, не было в полной степени реализовано, не было оно реализовано, пожалуй, даже и на долю процента. Он умер совсем не старым человеком, умер от известной русской болезни и, к сожалению, огромную часть сил и талантов, данных ему Богом, потратил на разрушение собственной жизни. Я полагаю, что если бы судьба его сложилась как-то иначе, то наш город был бы совсем другим, но случилось то, что случилось, художника этого теперь больше нет с нами, есть лишь несколько его работ, которые, как правило, находятся где-то в частных собраниях, а для публичного обозрения, насколько мне известно, доступны лишь фотографические панно в краеведческой библиотеке им. Василева.

Печально, что и так вот случается с русскими художниками, талантливыми людьми, подлинными сокровищами нашей земли. Но человек жив, пока его помнят, пока живут его труды, поэтому я и посчитал необходимым вспомнить сегодня в своей передаче Ивана Лебедева.

Это была мемориальная часть моей авторской передачи, ну а теперь вторая часть - на злобу дня, «из жизни идиотов». Свежая новость: закончилась «всенародное голосование» за название сквера, который находится на пересечении Рижского проспекта, улиц Конной и бывшей Предтеченской, ныне ул. Горького. Зачем-то было устроено это «всенародное голосование в Интернете» и вот этот весь ПЛЕБЕСЦИТ, несомненно, показал всю тщету и бред всяких подобных затей, когда у так называемых «жителей» спрашивают их мнение о чем бы то ни было.

Вкратце расскажу: было предложено два варианта названия и голосование проходило на почти официальном ресурсе, в таком специальном приложении и на сайте в Интернете, которое создано областной и городской администрациями. Для выбора было предложено два варианта: один - это официальное название, существовавшее с конца семидесятых годов, и об этом названии, разумеется, уж никто не знал и не помнил его, пока его не вытащили из могилы: «Сквер 60-летия Великой Октябрьской Социалистической Революции». Второе название, которое городская администрация предложила, потому что, видимо, хотела, чтобы именно его утвердили всенародным голосованием - «Сквер Искусств». Почему именно так? - потому что рядом там центральная городская библиотека, где действительно хороший художественный фонд, а ее сотрудники часто устраивали и устраивают выставки, презентации книг, беседы об искусстве. Кроме того, в этом сквере установлены кованые работы покойного Евгения Вагина, его замечательные кованые скульптуры, символизирующие различные искусства. Кстати, было предложение присвоить скверу имя Евгения Вагина и, по-моему, это хорошее предложение, но слишком сложно технически осуществимое на тои сайте.

Какие-то глухие люди предлагали вариант «Сквер на Четырех Углах» - не знаю, каким нужно быть глухарем, чтобы не понимать, что название, в котором явно читается «скверна», не годится. Хотя, конечно, подход интересный: кроме старых исторических названий, связанных с направлением, куда ведет улица (Изборская, Нарвская), либо храмами, которые на этих улицах стояли, во Пскове и других древних русских городах существовали и более замысловатые схемы образования названий: Трупеховская, Свинузская, Великая улица и т.п.

В общем, голосование это происходило вполне себе спокойно, лидировал вариант «Сквер Искусств». Но неожиданно под конец опроса что-то произошло: то ли вдруг была организованная волна голосования, то ли хакерская атака, что вряд ли. Видимо, нынешние «коммунисты» мобилизовали старушек с доступом в интернет, и на первое место вышел вариант «60-летия Великого Октября», который, видимо, теперь будет увековечен.

Отвратительное, бредовое название. Ведь и само событие - русская революция 1917 года катастрофическое, и уж тем более - название городского объекта в честь давно миновавшего празднования годовщины этого трагического события. Но сделано, что сделано. Назвать это можно только идиотизмом, проявлением скудоумия и свидетельством того, что нынешние «коммунисты», устраивающие подобное - это примитивные бездельники, паразиты, живущие в теле государственного организма, не знающие и не понимающие ни историю нашей страны, ни ее народ, активирующиеся только тогда, когда можно что-нибудь изгадить или не дать исправить. Вместо того, чтобы защищать права трудящихся, бороться за социальную справедливость, укреплять преемственность отечественной истории - только этим занимаются эти товарищи. Примитивной болтовней и провокациями.

Ну и, конечно, их способность мобилизовать тысячу старушек, которые за несколько часов проголосовали в Интернете за «60-летие Великого Октября», лишний раз убеждает меня в том, что любые серьезные вопросы, связанные с планированием, с культурой, с городским благоустройством ни в коем случае нельзя решать вот таким вот способом - «народного голосования», потому что идиотов, к сожалению, довольно много, они склонны к активным действиям и охотно идут за вожаками.

А вот другой пример проявления массового идиотизма, организованный профессиональными паразитами. Оказывается, недавно люди, работающие в государственных структурах (в частности, мне известно о сотрудниках МЧС и государственных учреждений культуры, но наверняка и еще кто-то) были обязаны - вот прямо под роспись, приказами начальства, исходящими, например, от председателя комитета по культуре Жанны Малышевой, принять участие в так называемом Большом Этнографическом Диктанте. Вот вообразите: ты на работе, чем-то занят и приходит бумага и тебя под роспись обязывают принять участие в какой-то ерунде - пройти тест в интернете, потратить на него время и внимание.

Тест этот разработали Федеральное агентство по делам национальностей и почему-то Министерство национальной политики Удмуртской Республики, там 30 вопросов, из них 20 «общефедеральные» и 10 вопросов уникальных - для каждого субъекта Российской Федерации. Вопросы совершенно бредовые и безграмотные. Сейчас, к сожалению, сайт этот недоступен, но вот в качестве примера припоминаю один вопрос. Перечисляются имена маршалов и адмиралов, героев Советского Союза армянской национальности, и дальше вопрос - нужно выбрать один из четырех ответов: это все земляки, или это все маршалы, или это все Герои Советского Союза? А правильный ответ совершенно в духе армянского радио – «все ответы правильные».

Ну а что там они в Удмуртии удумали по поводу наших псковских особенностей... Это просто ошибка на ошибке, какая-то халтура. Например – «что возникло раньше: кром, кремль или Довмонтов город?». При том что кром и кремль - это часто синонимы, а в строгом смысле кром и Довмонтов город это части псковского кремля, и не может быть правильного ответа на этот вопрос, поскольку он неграмотно составлен. Словом, вот эта вся халтура и бестолочь, вся вот эта бессмыслица еще как-то могла бы вполне иметь право на существование в качестве какого-то занятия для умственно отсталых, как образец творчества душевнобольных. Но это же делает целое Федеральное агентство по делам национальностей и целое Министерство национальной политики Удмуртской Республики, - полагаю, за бюджетные деньги. А наши кретины в приказном порядке заставляют взрослых людей, занятых профессионалов в этом участвовать, тратить свое время на заполнение вот этих вот лягушачьих тестов, причем строго требуют, чтобы отчитались, принесли сертификат о прохождении этого Большого Этнографического диктанта.

Удивительно разнообразна наша жизнь, удивительно широк спектр ее проявлений здесь, на псковской земле, в области культуры - от работ выдающихся художников и историков, о которых, к сожалению, мало, кто знает при их жизни и которых стремительно забывают после смерти - до яркого существования лупоглазых и безнадежных глупцов.

Спасибо за внимание, это была «Культурная контрреволюция» Юрия Стрекаловского.

С миром изыдем.

опрос
Поддерживаете ли вы возвращение очного формата обучения псковских школьников?
В опросе приняло участие 479 человек