Экономика

Николай Рассадин о проблемах предпринимателей, потребительской активности и «Титан-Полимере»

27.03.2019 17:22|ПсковКомментариев: 0

Предлагаем вашему вниманию текстовую версию программы «Гайд-парк», вышедшей в эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) 26 марта. Гость студии - активный участник общественно-политической жизни региона, директор гипермаркета «Империал» Николай Рассадин. Ведущая Любовь Кузнецова обсудила с ним актуальные вопросы федеральной и региональной повестки, в том числе вопросы экономического развития псковского региона, покупательской активности населения и резонансную тему открытия в ОЭЗ «Моглино» завода «Титан-Полимер».

Любовь Кузнецова: Начнем с международной повестки. Не скрою, у вас нашла очень любопытный пост в одной из социальных сетей, и касается он переименования столицы Казахстана из Астаны в Нурсултан. Как мы помним, Назарбаев ушел в отставку, его сменил Касым-Жомарт Токаев. У наших соседей, в сопредельном Казахстане, Нурсултан Назарбаев правил 30 лет. Но то, что он ушел в отставку ,не значит, что он ушел вообще. Он возглавил Совет безопасности, высший орган страны. Почему вы так отреагировали на происходящее в сопредельной стране? Насколько, по вашим ощущениям, этот сценарий может сыграть и в России?

Николай Рассадин: Мы очень похожи, Россия и Казахстан. Несмотря на различия, в форме правления мы все-таки похожи. Понятно, что Нурсултан Назарбаев никуда не ушел. Понятно, что он будет распределять и внешнеполитический и внутриполитический курс Казахстана. Нурсултан Назарбаев, по конституции Казахстана, - «елбасы», отец нации, и это накладывает определенный отпечаток.

Любовь Кузнецова: Человек с абсолютными рейтингами. По-моему, на последних президентских выборах 98% населения проголосовало за него, это немало.

Николай Рассадин: Это немало. Такая азиатская традиция, восточная. Как это повлияет на Россию -  вариантов развития событий может быть сколь угодно много. В свете последних разговоров о том, что к 2024 году президенту России надо изменить некий формат, чтобы остаться у власти, можно предполагать что угодно, вплоть до... Я даже позволю предположить создание некой конфедерации независимых государств, которую может возглавить нынешний президент России Владимир Владимирович Путин.

Любовь Кузнецова: В «Известиях» появилась статья, которая говорит о том, что вполне возможно введение единой валюты на территории России и Белоруссии - рубля. Кроме того, возможны такие экономические процессы как отсутствие роуминга, единая транспортная система и так далее. Вы имеете в виду, что маяки какие-то уже пошли?

Николай Рассадин: Статья в «Известиях» - это, скорее, желание российских чиновников, стремление сделать предложение президенту Белоруссии Лукашенко. Как он отреагирует на это предложение, я даже опасаюсь предполагать, учитывая последний скандал c российским послом в Белоруссии. Когда, как сказал глава внешнеполитического ведомства Белоруссии, перепутали независимое государство с субъектом Российской Федерации. Но это может быть неким сигналом к тому, что российский истеблишмент желает к 2024 году подойти с некой новой формой государственного устройства.

Любовь Кузнецова: Но батька недаром батька, и легко не будет?

Николай Рассадин: Я думаю, что легко не будет, конечно. Как говорится, товарищ генерал, мой сын станет генералом? Нет. Почему? Потому что у меня есть свой сын.

Любовь Кузнецова: Президент нашей страны Владимир Путин недавно побывал в прокуратуре: выслушал результаты работы за год, поставил задачи на перспективу. Он подчеркнул, что прямая обязанность прокуроров - вести мониторинг ситуации, связанной с уголовным преследованием представителей бизнеса. Путин сказал следующее: «При необходимости, оперативно использовать меры прокурорского реагирования, в том числе не допускать безосновательного продления пребывания представителей бизнеса под стражей». По вашему мнению, выполнимы такие задачи? При этом Чайка признал, что бизнес остается под давлением правоохранительных органов. Насколько это ощутимо, чувствительно для экономики?

Николай Рассадин: На самом деле Владимир Владимирович говорит об этом уже лет 10 - 12 и призывает силовые структуры не кошмарить бизнес. Были приняты решения по экономическим статьям не адресовывать предпринимателей, не накладывать без основания арест на активы. Такие разговоры ведутся на протяжении уже десятилетия, но складывается впечатление, что к мнению Владимира Владимировича не прислушиваются наши силовики и продолжают использовать экономические статьи УК как некую палицу для того, чтобы разбираться с предпринимателями, совершать рейдерские захваты в чьих-то интересах, разорять неугодных предпринимателей. Например, тех, кто в некоторых субъектах РФ занимает в силу каких-то причин иную политическую точку зрения, взгляды. На самом деле бизнес-омбудсмен, господин Титов, говорил о декриминализации многих экономических статей, которые не отвечают нынешним требованиям, требованиям свободного рынка. Но, как мне кажется, а воз и ныне там. И на примере самого громкого экономического дела, так называемого «дела Гавунаса», мы видим, что правоохранительные органы вообще ни к кому не прислушаются, 6 лет тянут резину, не предпринимая никаких мер, чтобы разобраться в ситуации. Как ее подвесили, так она и висит. Поэтому считаю, что ежегодные обращения президента к надзорному органу, к силовым структурам не доходят.

Любовь Кузнецова: Для чего тогда он нам это говорит?

Николай Рассадин: Ну, что-то говорить надо. А для чего? Я не знаю, у нормального человека уже, наверное, лопнуло бы терпение, и он предпринял бы какие-то меры. У нас же руководитель Следственного комитета уже не пойми сколько у руля комитета, Генеральный прокурор тоже уже в должности не один десяток лет. Я не знаю. Может, корпоративная этика у них своя наверху.

Любовь Кузнецова: Но слова о том, чтобы не «кошмарить» бизнес, немножко расходятся со статистикой за 2018 год. Так, в Псковской области сократилось число частных предприятий. И цифры по самым разным отраслям весьма серьезные. Сельхозпредприятие и охота - это минус 325, оптовая торговля - минус 169, розничная торговля - минус 89 и так далее десятками. Вас это, наверное, не удивляет в сложившейся экономической ситуации. Предпринимателям жить легче ведь не становится, Николай Юрьевич…

Николай Рассадин: Меня это не удивляет. И год или полтора назад мы этот вопрос здесь же, в этой студии, поднимали. И тогда я сказал, здесь дело не в силовиках, здесь дело несколько в другом. В свое время правительство Российской Федерации подвесило такую «морковку» сказав, что «ребята, регистрируйте ИП, работайте, зарабатывайте деньги, производите некий продукт, услуги, товары, платите налог фиксированный, который был, кстати, достаточно щадящим». И люди, поверив, в очередной раз нашему правительству, пошли регистрировать себя в качестве индивидуальных предпринимателей. Но буквально через какой-то промежуток времени - даже, по-моему, года не прошло - правительство резко поменяло курс: резко увеличило ставку налогообложения для индивидуальных предпринимателей, загнав их фактически в некую кабалу. И люди в то время стали закрываться, бросать свои предприятия, уходить опять в «гаражную экономику» - поэтому я не думаю, что здесь силовики сыграли роль. Сыграли роль недальновидная политика правительства и экономическая ситуация в стране - вот это два основных фактора. Я бы не стал здесь на силовиков перекладывать что-то. Им малый бизнес, мне кажется, неинтересен.

Любовь Кузнецова: Николай Юрьевич, мы с вами очень часто общаемся, и я вас за это благодарю. В рамках подготовки программы «Дневной дозор» берем экономические темы, и очень часто вы в своих комментариях говорите такие, что вы категорически против любого вмешательства в экономические процессы. Тем более про так называемую экономику запретов... Периодически правительство что-то запрещает, а что-то пытается запретить. Сейчас широко обсуждается запрет продажи алкоголя лицам младше 21 года. Вы поддерживаете эту инициативу?

Николай Рассадин: Я еще раз повторю. Я вообще не сторонник запретительных мер. Данный законопроект вообще абсурден по сути своей. То есть у нас полная ответственность граждан наступает с 18 лет… Люди могут жениться, рожать детей, обязаны служить в армии, полностью дееспособны. И законодатель сегодня предлагает этому человеку запретить покупать алкоголь. Это просто абсурд. Смешно. То есть мы с легкостью посылаем 18-летнего мальчика на смерть, и притом мы запрещаем ему пить. Как он приедет на фронт, в какую-нибудь Никарагуа или в Венесуэлу и 100 грамм своих не махнет, потому что нельзя?  

Любовь Кузнецова: Забота о его здоровье, Николай Юрьевич…

Николай Рассадин: Забота о здоровье - да. Только есть масса способов решить вопрос со здоровьем людей. Для начала можно предложить человеку нормальные условия, в которых он будет работать и зарабатывать деньги, а не безработным шляться по улицам и искать, чем бы позабавиться. Сделайте нормальную медицину, когда человек может получить помощь, ведь алкоголизм - это болезнь по сути. Психологическая - можно спорить, но сделайте какие-то реабилитационные центры, сделайте что-то похожее на медицинские вытрезвители. У нас же люди в состоянии алкогольного опьянения умирают на улицах. Таким людям никто не помогает. Они пьяные, поэтому скорая помощь их не берет, и грязные - поэтому им не помогают и граждане. И когда вы создадите предпосылки, чтобы человек жил нормальной жизнью, духовной и физической, хотел бы построить семью, родить детей… Когда у него будет перспектива, впереди что-то - тогда и снизится потребление. Воспитывайте и культуру потребления алкоголя. Это все есть в нормальных, развитых странах. Мы же идем своим путем - «давайте все запретим». Давайте запретим до 30 лет пить водку. Давайте сухой закон введем. Что проще, казалось бы? Давайте введем сухой закон. Вообще все будут здоровы, живы, и ни у кого проблем не будет

Любовь Кузнецова: Обсуждается и так называемый запрет демонстрировать алкоголь на витринах магазинов, на примере табачной продукции. Это выглядит несколько даже иронично, но на самом деле предпринимателей может вогнать в дополнительные расходы. Специалисты говорят, что может дать какой-то эффект на уровне подростковой психики. А может и не дать.

Николай Рассадин. Давайте говорить о подростковой психике. Ребенок воспитывается. Практически в каждой семье есть какие-то торжества, праздники, которые не обходятся без спирантного. Оно свободно стоит на столе. Ребенок это видит. Ему наливают квас или сок - чокается со взрослыми. И куда это деть? Запретить дома пить при ребенке? За шторочку чтобы уходили? Это абсурд. Дети все равно это увидят. Вот ребенок пришел с папой в магазин. Папа из-за шторки взял алкоголь, на кассе пробивает… Ребенок же все равно это видит - поэтому это ответственность родителей: как они воспитают своего ребенка, как он будет реагировать на алкоголь, сигареты. За шторку можно прятать, что угодно…

Любовь Кузнецова: Но при этом «спрячем за шторку» мы можем уйти в «гаражную экономику»: самогон, таксисты и вся прочая прелесть cухих законов, каких-то ограничений.

Николай Рассадин: На самом деле пугает это. Нам как крупному предприятию проще. Мы можем выделить отдел, закрыть его шторкой и не пускать туда молодых людей до 21 года. Или если будет боле жесткий закон принят - алкомаркеты сделать отдельно - мы найдем помещение, в котором этот алкомаркет сделаем. А что делать человеку, у которого есть магазинчик площадью 100 квадратных метров, и надо на этих 100 квадратных метрах выделить отдельное помещение, поставить отдельную кассу, за эту кассу поставить отдельного человека? Такие магазины просто разорятся. А как только такие магазины разорятся - как вы правильно сказали, они уйдут в «гаражную экономику».

Любовь Кузнецова: Понятно, но пока что-то пытаются спрятать за шторками, у нас, что всем хорошо известно и все периодически жалуются на это,  работают так называемые «наливайки». Как вы к этому относитесь?  

Николай Рассадин: Я отношусь к этому положительно. После того, как я не могу вечером у себя в магазине купить пиво, я спокойно могу дойти до магазина разливного пива и купить все там.

Любовь Кузнецова: Положительно с точки зрения альтернативы.

Николай Рассадин: Положительно с точки зрения альтернативы.

Любовь Кузнецова: Здесь важно это уточнение. Николай Юрьевич, но если бы эти «наливайки» базировались, скажем, не на первых этажах жилых домов… Это проблема тоже, когда люди неумеренно употребляют, со всеми вытекающими для окружающих последствиями…

Николай Рассадин: Да, это большая проблема нашего общества. Я здесь согласен с людьми, которые возмущаются тем, что в каждом подъезде есть такая точка. Совсем недавно был такой прецедент в Пскове, когда общественники в своем доме отменили решение администрации города о переведении площади в торговую. Потому что опасались, как мне кажется, что там будет как раз именно такое заведение, и оно будет приносить им неудобства. Поэтому, возможно, проблему эту надо и решать таким путем.

Любовь Кузнецова: Либо урегулированием законодательства. Бросать все силы...

Николай Рассадин: Но не на то, чтобы запрещать 21-летнему покупать алкоголь. Решите другие проблемы сначала. Просто у нас иногда возникает такое ощущение, что у нас все проблемы решены - и законодатели начинают придумывать, а с чем бы им еще побороться. Решите то, что у нас под боком.

Любовь Кузнецова: Николай Юрьевич, после Нового года прошло уже практически 3 месяца. Как известно, для предпринимателей постновогодняя пора - затишье в плане покупательской активности. Наблюдается всегда значительный спад. Сейчас народ уже проснулся в плане покупок?

Николай Рассадин: Народ проснулся в плане покупок где-то к 23 февраля, к 8 марта. Надеюсь, что как только погода установится более-менее нормальная, когда люди будут посещать дачи, природу, думаю, что активность немножко повыситься. Надеюсь на это, по крайней мере.

Любовь Кузнецова: Повысится ли при этом покупательская способность?

Николай Рассадин: Покупательская способность не повысится. Вы же прекрасно понимаете, что покупательская способность зависит от других факторов.

Любовь Кузнецова: Хорошо. Прошла новость о том, что правительство пролонгировало договоренность с нефтяниками о заморозке цен. Она должна была закончиться в последние числа марта, а сейчас пролонгирована. Таким образом, ГСМ не должно, по мнению правительства, расти, давать резкого скачка и так далее. А, вместе с тем, 1 июля - новое повышение: не более, чем на 4% тарифной политики. Это ежегодно. Вы прогнозируете с 1 июля очередной рост цен, или он наступит раньше, или он идет и сейчас, просто мы на это уже не обращаем внимания?

Николай Рассадин: Постоянно какие-то повышения цен идут, и, может быть, они не такие заметные, но где-то колеблется цена, сезонность влияет, курс иностранной валюты, рост энергоносителей… И если, например, с 1 июля повысится тариф, естественно, возрастут цены и на товары. Сейчас, например, закрыли дороги большегрузам, и уже логистам нужно будет выкручиваться каким-то другим способом, а это опять же лишние затраты. Вести на маленькой машине или на большой - есть разница? Это, может, тоже влияет на порядок цен. Очень много факторов влияет на цену.

Любовь Кузнецова: Постновогодний 2-процентный рост НДС уже как-то стабилизировался? Ведь изначально цены заметно как перед Новым годом, так и с учетом процентных НДС, скаканули.

Николай Рассадин: Сейчас уже стабилизировалось. Думаю, все бухгалтерии приспособились к этому, с поставщиками урегулировали свои вопросы по документообороту, по выплате налогов государству.

Любовь Кузнецова: Немножко уйдем в другую плоскость экономических тем. В прошлой программе с моим коллегой Константином Калиниченко вы обсуждали ОЭЗ «Моглино», смену руководства этой зоны и так далее. Недавно, 23 марта, состоялся очередной митинг против завода «Титан-Полимер». Вы в таких протестных акция участвуете?

Николай Рассадин: Меня не было в городе, поэтому я не участвовал в этом протесте. И 3 марта не участвовал - тоже не было в городе. Вы хотите знать мое отношение к этому? Начнем с того, что я сторонник, когда те или иные вопросы решаются с привлечением общественников. Это очень хороший показатель, что в регионе общественная жизнь идет достаточно активно. И я как-то в разговоре с одним человеком сказал, что общественность в России сегодня заставляет органы власти прислушиваться, и это очень важно. В обществе, где власть игнорирует общественность, - могут совершаться самые страшные поступки. И если общественная жизнь живет - это очень хорошо… Вопрос в отношении «Моглино». Я предприниматель, я прекрасно понимаю, что область не может развиваться без промышленных предпринимателей, хозяйствующих субъектов. Если слова руководства «Титан-Полимера» не расходятся с делом, если будет сделана независимая объективная экологическая экспертиза, если в проекте химзавода будут предусмотрены современные очистные сооружения, которые будут надежными - почему бы и нет.  Другое дело, что руководство области, в лице многочисленных контрольных органов… «Горводоканал» проводит свою экспертизу, еще какие-то организации мониторят состояние воздуха… И если это все будет постоянно мониториться и при малейшем нарушении техпроцесса, усиления каких-то вредных выбросов работа завода может быть остановлена - опять же, почему нет. Здесь надо соблюдать интересы всех участников процесса: жителей региона, предпринимателей, чиновников. Понятно, что деревня Моглино под ОЭЗ выбрана очень неудачно, в такой близости от областного центра. Я не знаю, кто это придумал. Уши бы надрать этому человеку. Нам теперь расхлебывать, грубо говоря.

Любовь Кузнецова: Хорошо. На счет строительства завода «Титан-Полимер» один из наших радиослушателей высказался следующим образом: «В советское время никто не спрашивал мнения народа на счет строительства атомных электростанций». То есть власть брала на себя полную ответственность, не советовалась с народом, говорила  - «ставим», работала на благо экономики и работает, слава Богу. Прецедент-  разве что чернобыльский- к счастью, только один. Как вы относитесь к такому мнению?

Николай Рассадин: Мы жили в тоталитарном государстве, где решение принималось волевым решением ЦК коммунистической партии Советского Союза и Советом министров. Понятно, что там народ никто не слушал. Но если мы посмотрим, сколько бед принес вот тот подход, когда к обществу не прислушивались, когда на словах осуществлялся контроль, а на деле все было пущено на самотек… Когда произошла чернобыльская трагедия, когда пострадали тысячи человек, когда можно было снизить эффект воздействия радиации на людей во много-много раз… Они просто тупо погнали людей на убой. И сколько сегодня семей, людей расхлебывают последствия той трагедии, а сколько, мы не знаем, до нас не доводилось в то время? Аварии где-то там, в Сибири, в Челябинске, в закрытых городах, моногородах… До нас даже не доводили ту информацию, сколько людей пострадало от этого всего. Поэтому власть должна быть ответственной перед обществом.

Любовь Кузнецова: Николай Юрьевич, любопытно услышать ваш прогноз дальнейшего развития событий, связанных со строительством завода «Титан-Полимер».

Николай Рассадин: Я думаю, что завод будет построен. Мне так кажется.

Любовь Кузнецова: Неизбежно?

Николай Рассадин: Не знаю, но у меня складывается ощущение, что завод будет построен.

ПЛН в телеграм




Все публикации раздела Экономика
13.02.2020, 07:060 Уголовное дело возбуждено по факту смертельного ДТП на трассе в Пустошкинском районе. ФОТО С МЕСТА ДТП 16.02.2020, 21:223 Скончался известный псковский бизнесмен Сергей Дзева 13.02.2020, 09:5718 Дело вице-губернатора Кузнецова: по горячим следам приговора 18.02.2020, 09:4316 Конфликт произошел между учащимся и педагогом в Лавровской гимназии. ВИДЕО 13.02.2020, 08:560 Опубликовано видео с места смертельного ДТП в Пустошкинском районе 16.02.2020, 20:041 Очевидцы: У перекрестка Рижского и Юбилейной иномарка сбила псковича, пытавшегося избежать драки 13.02.2020, 17:280 Озвучена официальная версия следствия о причинах смертельного ДТП в Пустошкинском районе 18.02.2020, 14:0410 Теплая зима может повлиять на стоимость ЖКУ в Псковской области 17.02.2020, 18:3519 Единая карта псковича может быть введена в регионе 19.02.2020, 10:0214 Начальником Псковской таможни назначен Сергей Дьячков
опрос
За год в Пскове задержано более 500 пьяных водителей. Надо ли ужесточать наказание тех, кто садятся за руль в нетрезвом состоянии?
В опросе приняло участие 444 человека