Церковь / Партнеры и проекты

«Я русский человек, и своей родине никогда не изменю»: Псковские священники и партизанское движение

09.05.2020 10:01|ПсковКомментариев: 0

«Партизанский поп»: так их называли в Псковской области, в Белоруссии и на Украине - на всех оккупированных фашистами территориях, где действовали силы сопротивления советского народа. Священники Русской Православной Церкви с риском для жизни разделяли судьбу своих соотечественников, невзирая на разницу в политических взглядах и идеологических убеждениях. Речь ведь шла о том, что всех объединяет, - о Родине.

«Господь нам дарует победу»

Всем известно, что Великая Отечественная война началась 22 июня 1941 г. Это воскресенье было по церковному календарю «Неделей всех Святых, в земле Российской просиявших» - праздника, который был установлен в преддверии жестоких гонений и испытаний для Русской Церкви и стал своеобразным знамением мученического периода в истории России.

В первый же день войны, за 11 дней до знаменитой сталинской речи, сугубо по своей инициативе, Патриарший местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) написал свое знаменитое «Послание пастырям и пасомым христианской Православной Церкви»: «Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью Родины, кровными заветами любви к своему Отечеству… Не посрамим же их славного имени и мы – православные, родные им по плоти и вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом… Вспомним святых вождей русского народа, например, Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших души свои за народ и Родину…. Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины».

Митрополит Сергий вдыхал в души русских людей веру в победу и надежду на Божий промысл: «Но не в первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божиею помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу… Господь нам дарует победу». Устами Патриаршего местоблюстителя Церковь объявляла судьбу народа своей: «Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет он небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг…».

Но долгие годы безверия все же давали о себе знать: в начале войны многие советские люди по инерции считали Церковь врагом. Партизаны - не исключение: руководителями отрядов зачастую были партийные сотрудники и работники НКВД, которые, конечно же, не испытывали симпатии к священникам. Были даже случаи, когда партизаны расстреливали представителей Церкви.

В тылу врага

Однако к началу 1942 года ситуация изменилась: как отмечают авторы статьи «Участие православного духовенства в движении советского сопротивления на оккупированной территории Северо-Запада России 1941-1944 гг.» С.В. Кулик и Е.А. Самыловская, «к подпольщикам и партизанам пришло осознание, что для победы над врагом необходимо налаживание связей со служителями культа. Через своих агентов они получали информацию о священниках, которые в своих проповедях не воспевали оккупационный режим, а занимали по отношению к нему нейтральную, выжидательную или отрицательную позицию, после чего этим священникам рассылались письма, где со ссылкой на Отечественную войну 1812 г. содержался призыв к объединению всех сил в борьбе с немцами».

Потеплению отношений способствовало и официальное примирение Русской Православной Церкви и советской власти, произошедшее в 1943 году, когда Ленинградским штабом партизанского движения были налажены регулярные поставки печатной продукции религиозно-патриотического содержания на оккупированные территории. Кроме того, ленинградский митрополит Алексий неоднократно обращался к верующим, оказавшимся на оккупированной территории, с призывами поддержать народное сопротивление немецким войскам. Все это происходило на фоне резкого изменения отношения к Церкви самих оккупантов: от заигрываний с духовенством они перешли к политике запугивания, ограбления и осквернения храмов.

Псковские священники в разной степени помогали партизанам: кто-то осуществлял разведку, а иногда даже участвовал в диверсиях, кто-то содействовал в агитации и пропаганде, проводя патриотические проповеди и распространяя советские листовки и газеты, кто-то организовывал сбор средств в фонд обороны, кто-то предоставлял пищу и кров.

Как пишут ученые, понимая важность роли священнослужителей в пропагандистской работе, руководство партизанских отрядов иногда даже «назначало» священников в церкви. Подобный случай произошел со священником Н. Соловьёвым, который в конце ноября 1943 г. после сожжения оккупантами сел Илемно и Заплеменье вместе со всеми жителями был заключен в лагерь Блудово. Через пять дней его отпустили, после чего он был задержан представителями советского сопротивления и передан в особый отдел 5-й партизанской бригады. Вскоре по предложению председателя чрезвычайной тройки штаба бригады священник возглавил приход в селе Дубенки, где начал проводить пропаганду среди верующих, собрал подарки бойцам Красной армии и 7 500 рублей на танковую колонну.

Упоминания о священниках-патриотах просочились даже в партизанские листовки: в частности, в одной из них говорилось о расстрелянном немцами священнике, память о котором чтили партизаны и население одного из оккупированных районов Северо-Запада: священник в своих проповедях вместо прославления германского оружия, рассказывал о Дмитрии Донском, Александре Невском, Сергии Радонежском и о том, как «они от насильников и поработителей отстояли землю русскую».

Героические батюшки

Имена многих священников, принимавших участие в движении сопротивления, до сих пор остаются неизвестными, но некоторые из них все же удалось установить.

Епископ Кировский и Слободский Иоанн (Иванов) (1912 - 1966)

В миру Иванов Иван Спиридонович, родился 6 февраля 1912 года в г. Пскове в семье ремесленника.

С 1926 года - псаломщик в псковской церкви во имя святых Константина и Елены, позднее служил в других храмах Пскова. В 1927 году окончил неполную среднюю школу в г. Пскове. В 1933 году окончил Псковскую музыкальную школу по скрипке. В 1938 году окончил два курса Ленинградского музыкального техникума им. П.И. Чайковского - вокальное отделение. Окончил бухгалтерские курсы, с конца 1938 года работал бухгалтером в городском жилищном управлении.

Во время Великой Отечественной войны после оккупации Пскова немецкими войсками 30 июля 1941 г. стал певчим, а 2 июля 1942 г.- псаломщиком в псковском Троицком кафедральном соборе.

6 июня 1943 года рукоположен во диакона целибатом, а 22 августа того же года - во священника митрополитом Виленским и Литовским Сергием (Воскресенским). Назначен настоятелем Любятовской Никольской церкви в г. Пскове.

Активно помогал партизанам. 7 марта 1944 года вместе с прихожанами был вывезен немцами в Шяуляйские трудовые лагеря (Литва), но вскоре был освобожден по ходатайству митрополита Сергия. С конца марта до 11 октября 1944 года - в составе «Внутренней православной миссии в Литве» окормлял русских беженцев в г. Кретингене (Крятинге).

После прихода советских войск вернулся в конце октября 1944 года во Псков.

В 1945 году был арестован, но после проведенной проверки освобожден. За участие в партизанском движении награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Был одним из организаторов восстановления разрушенного во время войны Троицкого собора Пскова, стал в 1946 году его настоятелем.

В 1948 году перевелся в Ленинград, где служил в разных церквах, был благочинным одного из городских благочиннических округов.

Священник Павел Студентов (1870-1961)

Родился батюшка в семье священника в Вологде, где закончил в 1885 году Духовное училище. Служил псаломщиком в Тифлисе. В Петербурге был посвящён в сан диакона епископом Тихоном, будущим Патриархом, причисленным ныне к лику святых. Во иереи в 1919 году батюшку рукоположил другой наш святой – священномученик Вениамин Петроградский.

В 1933-м отца Павла выслали из Ленинграда в Псковскую область, а спустя три года определили в Порхов – священником кладбищенской Иоанно-Предтеченской церкви. Неизвестно, чем он не нравился местным властям, но в 1940 году ему было велено оставить службу, якобы за неуплату церковного налога, без права выезда из Порхова и с конфискацией всего личного имущества.

Это знали о нём все, в том числе и немцы. Но было и другое.

Из воспоминаний Полины Фёдоровны Афанасьевской, участницы Порховского подполья: «…Отец Павел прятал у себя в алтаре партизан, когда возникала необходимость». Там же, в храме, хранилось оружие.

Это случилось в последние дни пребывания фашистов в Порхове. Как сообщал отец Павел священноначалию, немцы запретили ему служить, требуя бежать вместе с ними: «Несмотря на их запрещение, осмелился 20 февраля, в воскресенье, совершить Божественную литургию, во время которой явились немцы в храм с ругательством. К вечеру 20 февраля им уже некогда было, стали покидать Порхов. Город стали разрушать и жечь. Сожгли и разрушили весь город, а жителей, которые не успели попрятаться, силком угоняли, угрожая, с собою. Оставшихся жителей г. Порхова – более 300 человек – я укрыл в крепости и своём храме, где молились, томились четверо суток, не выходя из храма. Несколько раз подходили к храму, стращали взорвать и сжечь всех тех, кто находился в храме. Каждый раз, не робея, я отстаивал, умолял, просил пощадить, выставляя, что в храме находятся старики и дети. Господь Бог и Святой Николай Чудотворец сохранил храм и всех находившихся в храме».

Церковь в крепости стала убежищем для остатков населения Порхова. Когда-то её защищали древние русские воины в сияющих доспехах во главе с воеводами. Зимой 44-го Господь обошёлся стареньким священником.

Священник Мефодий Белов

Семидесятилетний священник Александро-Невской церкви в деревне Видони Уторгошского района Мефодий Белов сумел на оккупированной территории собрать пожертвования в фонд обороны страны. Денежные средства и ценности самолетом переправили в Москву.

Кроме того, отец Мефодий занимался разведкой: добывал необходимые партизанам сведения. Фашисты выследили священника на станции Дно во время очередного наблюдения за передвижением немецких войск и замучили в гестапо.

Дочь отца Мефодия Руфа с благословения отца ушла в партизаны.

Священник Димитрий Евдокимов

С 1941 года помогал партизанам настоятель Успенской церкви села Гагрино Плюсского района отец Димитрий Евдокимов: священник кормил их и оказывал материальную помощь, а также выполнял задания, «рискуя своей жизнью».

В книге «Неизвестная блокада» Никиты Ломагина упоминаются еще несколько имен. Так, проводил разведывательные операции настоятель церкви в деревне Дубановичи Карамышевского района Псковского округа отец Кирилл. Кроме того, священник вел пропаганду среди населения (по окончании богослужения зачитывал в храме сводки Совинформбюро) и собрал в фонд обороны 50 тыс. рублей. Священник Христово-Рождественской церкви дер. Бельской Середкинского района Богданов оказывал помощь партизанам, в период оккупации района собрал в фонд обороны среди верующих 6 400 рублей деньгами и переслал их Ленинградскому митрополиту для передачи государству.

В Карамышевском районе священник церкви деревни Дубановичи отец Кирилл также оказывал помощь партизанам, ходил в разведку в немецкий тыл.

Партизан-кавалер

Жизнь священника, настоятеля храма в Хохловых Горках Порховского района Федора Андреевича Пузанова - из тех, о которых пишут романы и снимают фильмы.

Мальчик родился в семье псаломщика, закончил два класса приходской школы и практически с самого детства решил, что пойдёт по стопам своего отца. Однако наступила Первая мировая война и Фёдор отправился защищать родное отечество. Воюя на Западном фронте, Фёдор был награждён Георгиевскими крестами 2-й, 3-й, 4-й степени, а также Георгиевской медалью за исключительную храбрость.

Вернувшись с Первой мировой войны, молодой человек, идя по стопам своего отца, начал работать псаломщиком Уфимской области, а в 1923 году был рукоположен во диакона. Становится священником в 1926 году, но через несколько лет, когда начались гонения на священнослужителей, его арестовывают. С 1932 года проживает в городе Чудове Новгородской области и работает на одном из городских предприятий. В 1941 году назначается Псковской православной миссией настоятелем села Хохловы Горки Порховского района Псковской области.

Не так давно новгородский краевед Анатолий Иванович Григорьев, спасая материалы ликвидируемых школьных и сельских музеев, обнаружил потрёпанную тетрадку с записками батюшки (цитируется по публикации https://vera-eskom.ru/2015/03/5462/):

«Во время немецкой оккупации германцы заняли Псковскую область: Порхов. Чудово, Новгород… (названная территория входила в состав единой Ленинградской области. – Ред.). Партизанские отряды были в этих районах – 10-я бригада и 5-я. В 5-й бригаде командиром был Карицкий, а командиры отрядов – Егоров, Чубыкин, Зеленцов, Торокан – св. начальник. Начальник разведки – Ф. П. Кирдянкин, начальник политотдела С. Степанов.

Я, священник Пузанов Ф. Андреевич, служил в Хохловых Горках Псковской области, Порховского района, Дубровенского с/с. Когда немцы заняли указанные районы, появились новгородские партизаны. Вышеуказанные лица, командиры, стали приходить ночью ко мне на квартиру, задавать вопросы: «Фёдор Андреевич, за кого вы должны идти в защиту? За немцев или за Советскую власть?» Я им объяснил: «Я – русский человек. Своей родине никогда не изменю». При царизме в 1914 году воевал, был ранен, 4 раза в штыковой бой ходил, имел три ордена Георгиевских. Из плена вернулся в 1918 году. Против Колчака воевал командиром отряда. Когда мне предложили вышеуказанные наши защитники, я дал согласие работать за свою родину, идти на её защиту. Партизанские командиры дали мне задание: разузнать, сколько войск в г. Порхове и какие эшелоны, куда держат направление и с чем.

Я разузнаю, подаю сведения. Наши партизанские отряды минировали железную дорогу и спускали под откос. И очень много было таких случаев. 2-е задание, самое главное. Я партизанам добывал сведения, где более всего находится немцев, в каких деревнях, которые мне были доступны. Немцы меня не подозревали, они священникам доверяли. Я не одного спас коммуниста, также и комсомольца от гибели. Когда немцы стали отступать, весь приход стали гнать (людей) из домов, а постройки жечь. Шёл и я совместно с приходом. Отогнали нас километров на пять. Это они забрали меня и приход для того, чтобы спасти себя от партизан. Отвели до деревни Вяски. Я спросил у немца, что будет с этими людьми. Этот немец был эстонцем. Он мне объяснил, что были такие случаи: загоняли в сарай и зажигали, а было и – отгонят в сторону и расстреляют. После нашего разговора немного ещё прошли, вдруг останавливают. Немецкий начальник вызывает переводчика. Я когда-то был три года в плену, кой-что уже понимал по-немецки. Слышу, немецкий командир говорит переводчику: «Скажи пастору, т. е. священнику, весь его народ передаётся в распоряжение пастора, пока мы не дойдём до Дубровна». Это километра три-четыре, а через два километра была большая лощина.

Только немцы скрылись в лощине, я скомандовал: «Братцы! Все за мной! Спасайте себя!» Я побежал вперёд, зная расположение партизан. Молодёжь вся за мной. Старики и старушки – по старой дороге, где гнал нас немец… Весь приход вывел от немца без потерь. Когда пришёл в свой дом, т. е. к церкви, здесь было 17 человек убитых. Я сельчан хохлогорских организовал, и всем поделали гробы, похоронили по-христиански. Однажды хоронили двух командиров, начальник Зеленцов ко мне обратился: «Нужно нам для больных мясо». И я отдал свою корову. А когда сняли фронт, по распоряжению высшего нашего командования партизанского движения мне возвратили корову, овцу дали и лошадь. Меня взяли с собой в Ленинград и наградили наградой – медалью 2-й степени «Партизану Отечественной войны». Вот моя биография, за что я награждён. Я работал в партизанах не один – в 5-й бригаде состояли и дети Михаил и Мария. Помогали партизанам в разведке. Они были молодые, мало вызывали подозрения. А старшая дочь Наталья Ф. Пузанова работала медиком в 10-й бригаде. Это знают Захаров, Баранов и другие. Партизан Ф. А. Пузанов 23/64 г.».

В записках изложено не всё. Например, батюшка поддерживал детдом, который не успели эвакуировать. Мобилизовал для этого весь приход. Дети его почитали как родного отца.

Забыл он в записках упомянуть и о подвиге, за который, собственно, и получил медаль. В двух километрах от Хохловых Горок стоит деревенька Шилы, где в доме крестьянина Петра Никулина разместился штаб партизанской бригады. Оккупанты что-то заподозрили, и однажды отряд полевой жандармерии окружил дом Никулина. К счастью, там находился в тот момент отец Фёдор. Вышел навстречу со словами:

– Господа! Я не советую заходить вам в этот дом, хозяйка больна тифом. У неё был ваш доктор, если мне не верите, спросите его об этом сами. А я зашёл по просьбе хозяйки, которая хотела исповедаться.

– Typhus, typhus! – забеспокоились немцы и поспешили убраться.

Зайди они в дом, погибли бы не только партизаны, уничтожены были бы за недонесение все жители деревни Шилы.

После окончания Великой Отечественной войны отец Фёдор вернулся к службе и работал настоятелем в Успенском храме села Молочкова Солецкого района Новгородской области. Умер в 1956 году и похоронен на кладбище рядом с храмом, в котором проводил службы.

***

Подвиг нашего народа в годы Великой Отечественной войны бессмертен, как и память о тех, без кого победа была бы невозможной - миллионов воинов, тружеников тыла, партизан, священнослужителей.

Елена Никитина

ПЛН в телеграм




Все публикации раздела Церковь / Партнеры и проекты
опрос
Поддерживаете ли вы решение снести здание ТЦ «Магеллан» в Пскове?
В опросе приняло участие 224 человека