Культура

Музейные войны. Новая надежда

12.10.2021 15:27|ПсковКомментариев: 3

Правы были коллеги, предрекавшие отставку Александра Голышева с поста руководителя Псково-Изборского музея после проведения федерализации. 8 октября музей возглавила Светлана Мельникова. Ей-то и придется превращать замшелое учреждение культуры, не вылезающее из скандалов, в современную выставочную среду. За плечами Светланы Мельниковой - опыт руководства музеями-заповедниками Владимиро-Суздальским и «Херсонес Таврический». Посмотрим, какое наследие досталось новому директору в Пскове.

 

Заплатят другие

Минимум два десятилетия псковичи, говоря «музей», подразумевают «скандал». Череду внутренних конфликтов призвано было погасить назначение в 2019 году на пост руководителя Александра Голышева. Предполагалось, что он по старой памяти сможет унять бурю в стакане воды. Многие тогда критически оценивали это кадровое решение и, как показала жизнь, были точны в своих прогнозах. С новой силой вспыхнули войны, скандалы, разоблачения, внутренняя грызня. По количеству жалоб вплоть до президента Псковский музей может претендовать на место в книге рекордов Гинесса. Усилиями губернатора Михаила Ведерникова музей получил статус федерального и должен — просто обязан! - стать локомотивом региона. Как минимум, выводить его в федеральную повестку, с чем успешно справляется театр, получивший федеральный статус в то же самое время. На недавней пресс-конференции митрополит Тихон напомнил, что у псковичей нет нефти и алмазов, наше богатство — наше культурное наследие. Но им еще нужно грамотно распорядиться. Бывший министр культуры Владимир Мединский во время визита в Псков в 2018 году критически оценил работу по «наполнению жизнью» Кремля, о которой он твердил с 2013 года. Прошло еще несколько лет, а воз и ныне там.

Зато последний скандал - буквально только что. Вынуждены об этом упомянуть не ради жареных фактов, а для понимания происходящего в музее в момент смены руководства. Про отставку Голышева несколько СМИ так и написали: «После скандала с иконами». Конечно, «после», не означает «из-за», но уж очень тайминг совпадает.

Заведующая отделом научно-фондовой работы обвинила руководство музея в том, что иконы в запасниках без реставрации пришли «в откровенно аварийное состояние». И в таком состоянии их собираются перевезти на транспорте в другое здание, что может спровоцировать утрату красочного слоя. В интернете появилась петиция «Спасите псковские иконы!», к настоящему моменту ее подписали более 26 тысяч человек.

Фото: change.org.

В ответном заявлении музей обвинил сотрудницу в непрофессионализме: «существенные повреждения у шести икон из-за их неправильного хранения в ее фондах», «позволяет себе не допускать климатолога музея в хранилище», «вынуждены сталкиваться с необоснованными отказами и вымышленными требованиями, граничащими с самодурством, при получении у нее музейных предметов». Диву даешься, как музей годами держит на ответственной должности человека, настолько к ней не подходящего. Правда, в итоге своего кресла лишился совсем другой фигурант этой истории.

Другую петицию относительно Псковского музея подписали Ирина Винер-Усманова, Любовь Казарновская, Юрий Темирканов, Светлана Крючкова, Александр Градский, Наталья Бондарчук, Борис Гребенщиков, Ксения Алферова, Лев Новоженов, Евгений Ройзман, Антон Долин. На этот раз речь идет о буквальном спасении Анастасиевской часовни под Ольгинским мостом. С ее стен отваливаются росписи по эскизам Николая Рериха. Происходит это из-за архитектурного состояния постройки, проще говоря — из-за буквально дыр в ее стенах.

Фото Вадима Боченкова.

Фонд Елены Ивановны Рерих объявил о сборе средств на реставрацию часовни. Свою лепту внес фонд «Внимание» блогера Ильи Варламова. Проектно-сметная документация на средства благотворителей уже разработана, на те же деньги проведено противоаварийное укрепление росписи. К процессу подключилась некоммерческая организация «Возрождение объектов культурного наследия», созданная и работающая при поддержке митрополита Тихона. Любопытный факт: среди подписавших петицию значится имя Алисы Аксеновой, почетного президента Владимиро-Суздальского музея-заповедника, откуда в Псков приехала новый директор Светлана Мельникова.

Что до реставрации Псковского кремля, то все годы слышны только обещания. Да что уж там реставрация, не нашлось даже возможности раскатать «Камаз» асфальта, чтобы привести хоть в какое-то подобие нормального облика дорожку вокруг Троицкого собора.

Фото Вадима Боченкова.

За ее состояние краснеть перед туристами приходится экскурсоводам. Зато деньги с гидов музей берет исправно. На входе в Кремль под конец 2019 года появилась касса. Как раз вовремя, перед пандемией, когда экскурсоводы на несколько месяцев остались вообще без работы. Плата взимается с частных гидов, музей отщипывает кусочек от их скромных заработков. Новшество вводилось под соусом очистки рынка от тех, кто берется водить экскурсии по городу, не зная даже, когда он был основан. Фактически, никакого контроля профессионального уровня не происходит, плати и веди.

Колоссальный перекос

Масштаб псковской коллекции и музейных объектов (что ни назови, все с приставкой «уникальный») совершенно и категорически не соответствует уровню музейного дела в городе. Он застрял на уровне 70-х годов прошлого века. Все та же затхлость даже на отреставрированных объектах.

Фото Вадима Боченкова.

Дискуссионным для многих показалось решение осовременить облик Варлаамовской башни, воссоздав один из фрагментов в стекле. Ну, так это как минимум нескучно и хоть какие-то новые веяния. Внутри - все та же тоска зеленая с бумажками у экспонатов. А названия выставок? «Музей, вхожу в святилище твоё…» - на это звали во Двор Постникова, тоже недавно обновленный. Именно так патетически и с пошлым многоточием в конце решили назвать выставку, где смешали бивень мамонта и автограф Екатерины II. И все те же экспонаты в стеклянных ящиках с приколотыми рядом бумажками. Страшно представить, чем и как наполнят после реставрации Поганкины палаты и расположенное рядом здание художественно-промышленной школы Фан-дер-Флита, а также Дом ксендза. Чем еще удивят?

Фото Вадима Боченкова.

Как в этом заповеднике замшелости ухитряется задержаться на работе молодежь - та еще загадка. А она ухитряется, и очень талантливая, даже при таком скудном пространстве для творческого маневра.

Настоящую сокровищницу при этом прикрыли. Правда, по-тихому не вышло.

Открытое фондохранилище в Доме Масона летом стало закрытым для экскурсионных групп. Экскурсии там проводили сами хранители коллекций, открыли их для свободного доступа в 2006 году. Тогда Псков хвалили за внедрение передовой музейной практики и называли вторым после Эрмитажа. Теперь о подобном остается только вспоминать. Руководство музея объяснило свое решение необходимостью переместить сюда часть живописной коллекции. Судя по всему, как раз готовили помещения у приему на хранение неотреставрированных икон.

Дом Масона. Фото из архива редакции.

Весной коллекция полотен оказалась в центре другого конфликта. Наследники Петра Оссовского заподозрили музей в планах раздробить его цельную галерею. Александру Голышеву тогда пришлось оправдываться, мол, музейщиков неправильно поняли. Слова «скандал» и «Псковский музей», как это не печально, стали синонимами.

Золотая жила и коммерческая жилка

Единым музей можно назвать только на бумаге. Псков и Изборск объединили в названии заповедника, но не в реальной жизни. Две эти части живут параллельными жизнями с отдельными сайтами, экскурсионными отделами, коллективами, партнерами и планами на будущее.

Совсем уж падчерицами выглядят усадьбы М.П. Мусоргского, Н.А. Римского-Корсакова и С.В. Ковалевской. В глуши они расположены не только физически, объекты находятся за периферией музейной жизни. До них не долетают даже те скромные современные веяния, которые чудом укоренились в Пскове. Чаще всего усадьбы можно увидеть строчкой в отчете для начальства с какой-нибудь очередной Ночи музеев. Остается только сокрушаться, какой пропадает потенциал. Могли бы на карте Псковской области появиться три жемчужины не хуже Пушкинских Гор. Очень удачно усадьбы не пересекаются тематически. Михайловское - литература, Любенск с Вечашей и Наумово - музыка, Полибино - математика.

В Полибино. Фото с сайта Псковского музея.

Если рассуждать прагматически, на одном только имени Софьи Ковалевской можно было бы сделать неплохую кассу. Ту самую кассу, что должен приносить туризм жителям Псковской области, да что-то все не находится талантливого администратора, способного разработать эту золотую жилу.

Прямо сейчас удачный момент встроиться в общемировую повестку с нашим Полибино, где выросла первая в мире женщина-профессор с крайне непростой судьбой. Кинематографисты в очередь встанут. Но перед этим надо провести хоть и серьезную, но вполне посильную работу: обновить экспозицию и подходы к работе в соответствии с общемировыми стандартами музейного дела, привести в порядок территорию, наладить, в конце концов, связи со Стокгольмским университетом, где Ковалевская и стала профессором. Понятно, что нынешние «два сотрудника крестом» при всем желании могут только поддерживать текущую жизнь в усадьбе. Нужна воля и ресурсы сверху, но пока что на сайте Псковского музея об усадебном доме в Полибино сказано, что «в 1997 году он внесен в международный каталог "Музеи мира" под № 506». Музейный маркетинг уровня поселковой краеведческой выставки.

Пролетели

Год науки и технологий проходят мимо Полибино, как и мимо Псковско-Изборского музея вообще. Показательно участие музея в программе Минкульта «Пушкинская карта». Напомним, по ней каждый россиянин от 14 до 23 лет с этой осени получает 3000 рублей для посещения музеев, театров, концертов и прочего окультуривания. Но билет можно купить не абы где, а только через кассы, поставленные на учет в Минкульте. Казалось бы, федеральный музей, напрямую подчиненный министерству. Карты в руки! Как бы не так. Подключили к программе только экспозиции в главном корпусе в Пскове (про войну и про искусство древнего Пскова) да еще в составе сборной экскурсии (но не самостоятельно) можно посетить Двор Постникова и Варлаамовский угол. За бортом оказались не только загородные усадьбы, но и Кремль, а еще собор в Мирожском монастыре из Списка ЮНЕСКО.

Фото Вадима Боченкова.

Думаю, лишним будет упоминать, что в настоящем федеральном музее в Пушкинских Горах по карте можно обойти буквально все, включая совсем необязательную выставку про Набокова. Да что там, подключиться к внезапным федеральным деньгам смогли даже музей в Бежаницах и Дом ремесел в Порхове, большие молодцы. То есть молодой человек сможет попробовать себя в плетении из болотной травы, но вот увидеть уникальные домонгольские фрески в Мирожском монастыре - нет, этого уже не сможет. Просто потому что кто-то вовремя не шевельнулся, не сделал свою работу.

Удивительная байка ходит по Пскову. Перескажу, как слышала. Лет пятнадцать назад один очень-очень большой начальник пришел в середине рабочего дня в музей. Открыл дверь с табличкой «Реставраторы» и увидел стол с пустыми бутылками, огрызки огурцов под ногами и два дрыхнущих тела. Где-то по углам были рассованы иконы. Подобным историям хочешь - верь, хочешь - нет, но сам факт, что байка все еще в ходу, и те фразы, с какими ее передают («И только попробуй им что-нибудь возрази, так у них сразу Лувр»), многое говорит о репутации заведения, которое должно нести свет культуры в массы, а вместо этого генерирует подобные истории. Неудивительно, что обыватель склонен им верить и считает, что музей за прошедшие годы никак не изменился. Раз уж его сотрудники с охотой льют друг на друга нечистоты, совершенно не думая о том, какой урон эти склоки наносят общему делу, какой уж спрос с мещан.

Фото Вадима Боченкова.

Противно слышать и шуточки в духе «На "Авито" выставили несколько дорогих икон, это бывшему директору выходное пособие выдали». Не такая слава должна идти про наш музей. Но идет такая. И как же сильно хочется верить наивной детской верой, что с приходом нового руководителя это все останется в прошлом. Что плесень очистить получится не только с камней Поганкиных палат.

Юлия Магера

ПЛН в телеграм




Все публикации раздела Культура
опрос
Где и как вы планируете провести объявленные нерабочие дни?
В опросе приняло участие 142 человека