Политика

«Гонки по вертикали»: 2 года СВО, выборы президента и смерть Навального*

20.02.2024 18:17|ПсковКомментариев: 4

Предлагаем вашему вниманию текстовую версию информационно-аналитической программы «Гонки по вертикали». Передача, посвященная темам общественно-политической жизни, выходит по вторникам в эфире радио «ПЛН FM». Свое мнение высказывает автор программы, политический обозреватель, главный редактор Псковской Ленты Новостей Александр Савенко.

 

Центральные темы выпуска.

Смерть Алексея Навального*. Комментарии, версии и политические последствия. 
Два года СВО. Жизнь в новой политической реальности.
Президентская кампания в Псковской области. Начало агитации в СМИ, первые ролики кандидатов и их доверенные лица перед дебатами.

На минувшей неделе произошло трагическое событие - смерть известного российского оппозиционера Алексея Навального*, общественного и политического деятеля, включенного в перечень организаций и физлиц, причастных к терроризму и экстремистской деятельности, и отбывавшего срок в исправительной колонии. Ушел из жизни весьма противоречивый, неоднозначный, вместе с тем яркий и харизматичный лидер оппозиции - в последние годы несистемной, а ранее вполне себе системный политик. Напомню, 10 лет назад он даже был допущен до выборов мэра Москвы и с 27 процентами стал вторым. Как бы кто к нему ни относился - это была заметная фигура, и, естественно, его смерть всколыхнула российскую политическую общественность. Высказано немало версий и комментариев, в том числе некоторыми псковскими политиками и общественниками, которые помимо прочего вспомнили и визиты оппозиционера в Псков в таком далеком предвыборном 2017-м, когда он встречался со своими сторонниками и дал интервью нашей радиостанции.

Ожидаемо комментируют трагическую тему и в странах Запада, где прямо, а где косвенно возлагая вину на российские власти, которые отвергают предъявляемые обвинения - и в свою очередь обвиняют Запад в спекуляциях и инсинуациях, используемых для продолжения антироссийской кампании. Впрочем, это темы внешнеполитической повестки - мы же будем искать ответы на вопросы, которые имеют отношение к нашей внутренней политике. Необходимо напомнить, что в 2021-м возвращение политика, которого тогда, после отравления и лечения за границей иногда называли «пациентом берлинской клиники», и его последующий арест вызвали всплеск протестной активности - последний до настоящего времени: после подавления тех выступлений трехлетней давности даже признаков массовой протестной активности уже не было. Даже начало СВО не привело к серьезным публичным выступлениям, на что, безусловно, рассчитывали на Западе. Включенный в перечень экстремистов и террористов Алексей Навальный надолго, как оказалось, навсегда оказался за решеткой - естественно, он перестал восприниматься как действующий оппозиционный лидер, и объективно о нем стали забывать. Часть его сторонников переругалась между собой и с другими представителями оппозиции, другие - уехали за границу, третьи - ушли в тень. Говорить сейчас, что фигура оппозиционера объединяла миллионы, конечно, не приходится. Серьезной угрозы для Кремля в настоящее время эта сила не представляет.

На политическую ситуацию в стране и общественные настроения смерть оппозиционера серьезно не повлияла. Для сторонников - да, трагедия, а на жизни и настроениях абсолютного большинства сограждан всё это не отразилось никак. И, думаю, дело не только в аполитичности значительного числа россиян. Особенность нашего общества в том, что к заключенным люди могут относиться как угодно, даже с сочувствием или жалостью, но человек за решеткой не воспринимается как претендент на власть. Даже если раньше он воспринимался кем-то так, то, оказавшись за решеткой, теряет этот статус, вне зависимости от отношения к его взглядам. Отчего и не может быть у нас своих вацлавов гавелов и нельсонов мандел. Вот и Евгений Минченко, известный российский политолог, в своем комментарии рассуждает: мол, расчет талантливого популиста, не чуждого мессианству, на падение режима и роль «русского Манделы» не оправдался. Его ставка на Запад не сыграла  - политически он проиграл после своего возвращения в Россию, а после посадки предсказуемо выпал из информационной повестки. Угрозы для Кремля не представлял - и неудивительно, что многие политологи сейчас говорят о том, что смерть оппозиционера за месяц до президентских выборов только навредила власти, которая традиционно заинтересована в демонстрации стабильности, порядка, отсутствии протестов, выдвижении обвинений в свой адрес. Что касается внешнего контура, то произошедшее безусловно негативно отразится на отношениях России и Запада: если у кого-то были осторожные надежды на возможность сближения, возобновления диалога, разрядки (по крайней мере, интервью президента Владимира Путина американскому журналисту Такеру Карлсону можно было рассматривать как шаг навстречу и попытку донести до западного зрителя российскую позицию) - то теперь, после событий минувшей недели и заявлений западных лидеров, которые в Кремле охарактеризовали как хамские, рассчитывать на диалог и «оттепель» точно не приходится.   

К другим темам. В ближайшие дни, а именно 24 февраля, исполнится два года с момента начала специальной военной операции и, как принято сейчас говорить, наступления новой политической реальности. Мысленно возвращаясь в первую половину 2022-го, надо признать, что для российской политической системы СВО стало настоящим потрясением, привело к серьезным пертурбациям и изменениям. Для федеральных политиков, общественных деятелей, СМИ, других институтов общества это время стало периодом серьезных испытаний, заставило адаптироваться к новой реальности, подстраиваться, делать выбор. Кто-то уехал, кто-то оказался за решеткой, многие политические и общественные деятели, которые десятилетиями занимали свое место в системе, потеряли его, исчезли, утратили влияние и вес.

Что касается псковского политического класса, то он в целом пережил эти изменения заметно легче. Абсолютное большинство участников общественно-политических процессов в регионе (процентов 90, если не больше) приняли происходящее как естественный процесс. Практически все поддержали изменения полностью - думаю, что вполне искренне - и здесь можно говорить о консолидации, вне зависимости от партийной принадлежности и политических взглядов. Даже не тот ход операции, на который многие рассчитывали поначалу (я о тех, кому казалось, что всё это ненадолго - несколько недель, край месяцев - и закончится), не изменил отношения, более того -  они стали участвовать в гуманитарных миссиях, собирать посылки, ездить в зону СВО и т.д. Против выступило только псковское «Яблоко» и отдельные несистемные элементы. Оппозиционные псковские журналисты и блогеры, которые не обладали значительным влиянием и никому здесь не были нужны, уехали в Ригу и встали на откровенно русофобские рельсы. Там их деятельность стала заметно более системной - очевидно, благодаря финансированию от новых хозяев. 

Политической общественности, журналистам, всем, кто так или иначе публично высказывает свою позицию, в последние годы стало сложнее. Все стали более осторожными. Больше самоцензуры. Больше контроля со стороны власти.

Прежде чем политикам или общественникам что-то сказать - надо согласовать свою позицию и заявление с начальством. В практику вошло согласование всего чего угодно. Едва ли не любая несанкционированная активность не то, что не приветствуется, а карается - залететь в черный список легче простого. Всё это видим на примерах в том числе депутатов и Псковской городской Думы, и областного Собрания. Еще относительно недавно, во времена губернатора Андрея Турчака и главы Пскова Ивана Цецерского такого не было - в сравнении с нынешними времена были вегетарианские. Люди стали всего бояться. Меньше звонят в эфир, не хотят отвечать на вопросы в ходе уличных опросов - и не только на темы, скажем так, большой политики, а даже о росте цен - например, на те же куриные яйца. За последние годы абсолютно умер институт публичных массовых мероприятий (митинги, шествия, пикеты и т.п.) - всё то, что было привычным порядка тридцати лет, до начала двадцатых. Партии, профсоюзы, другие общественные организации приняли эти правила новой реальности - так и живем. 

Тем временем продолжается кампания по выборам президента России. На выходных стартовал этап агитации в СМИ и почти синхронно вышли первые видеоролики кандидатов от КПРФ, ЛДПР и «Новых людей».

Сразу подчеркну: обращение к этой теме в целом и воспроизведение фрагментов роликов в частности носят в нашей программе исключительно информационный характер - не агитационный, не контрпропагандистский, то есть мы не пытаемся как-то сподвигнуть вас к тому, чтоб проголосовали за кого-то или, наоборот, побудить не голосовать за кого-то. Нет - только информируем, анализируем, делимся впечатлениями, а выбор - это ваше дело. Так вот в агитролике от ЛДПР вновь эксплуатируется - теперь не образ (ибо нельзя), но имя Жириновского. Кандидат от партии - ее председатель Леонид Слуцкий, которого, кстати, снова ждали в Пскове - сегодня, 20 февраля, а он опять, как и в прошлом году не приехал, - так вот Слуцкий на предвыборном экране позиционирует себя как прямого наследника Владимира Вольфовича. Пришел в кабинет и не дает убрать со стола табличку с именем предшественника. 

Голос из-за кадра: - Я уберу? 

Леонид Слуцкий: Нет, оставьте!

Надуманность и даже нереалистичность ситуации бросается в глаза, вслед за Станиславским хочется закричать: «Не верю!». К тому же понятно, что второго Жириновского никогда не будет (и тут прав региональный координатор ЛДПР Антон Минаков, который не раз открещивался от любых сравнений с партийным вождем - дескать, нельзя подражать Жириновскому - это невозможно).  
Далее об агитационных роликах - коммунист Николай Харитонов предстает на экране как эдакий кандидат «Назад в СССР». Честно говоря, когда смотришь эту короткометражку про сборы на службу в Кремль и разговоры с телевизором, вначале думаешь: это какая-то гротескная пародия, попытка недоброжелателей-шутников нелепо представить или подставить коммуниста - изобразить его эдаким постаревшим Виктором Анпиловым, бессильно сжимающим кулаки, отчего в Telegram-каналах и соцсетях уже появились многочисленные шутки и сравнения с персонажем «Нашей раши», который, помнится, тоже разговаривал с ящиком. По моему мнению, ролик способен вызвать либо смех, либо жалость.    

Голос из-за кадра: - Николай, ты куда? 

Николай Харитонов: - Куда-куда - на работу, в Кремль!

Наконец, ролик кандидата от «Новых людей» Владислава Даванкова - пока единственный, не апеллирующий к прошлому. «Новолюдь» позиционирует себя, во-первых, кандидатом, готовым решать актуальные проблемы и улучшать качество жизни, во-вторых, как человек из обычной жизни. 

Владислав Даванков: Я пришел в политику из обычной жизни.

Попытка вице-спикера Госдумы «закосить» под простого человека - так себе находка. К тому же прием за минувшие десятилетия и тысячи избирательных кампаний эксплуатировался нещадно - так, что даже вошел в комедию, своего рода хрестоматию российских выборов.

Кандидат Цаплин: Я обычный человек. На завтрак люблю яичницу с колбасой - и вот стакан крепкого сладкого чая (из фильма «День выборов»)

Вот такое предвыборное творчество. Будем надеяться, что это только первая проба сил - и далее агитпроп будет не только более содержательным, но и ярким. Ту же самую надежду выскажу и насчет участников кампании в Псковской области - пока тут по части экшна и перфомансов и отметить нечего, если не считать эксперта Ильи Стрелкова, который в «Дневнике выборов» на «ПЛН FM» то шарики-символы фейков лопает, то облачается в футболке с копией бюллетеня для голосования и выглядит такой ходячей агитацией выборов.

Из других предвыборных событий отмечу начало подомового обхода псковичей сотрудниками избирательных комиссий и проведение дискуссионной площадки Общественного совета при облизбиркоме, где обсудили итоги регистрации кандидатов на выборы президента.

А на повестке - новый этап кампании, дебаты с участием доверенных лиц кандидатов. В ближайшие недели таких встреч в эфирах государственных СМИ предстоит что-то около восьмидесяти. Почти наверняка в них будут участвовать представители Владимира Путина и Леонида Слуцкого. Большой вопрос - относительно доверенных лиц Николая Харитонова - неизвестных в масштабах области жителей районов, которые, как я понимаю, вряд ли будут ездить в областной центр на дебаты. И почти наверняка среди участников баттлов не будет представителей Владислава Даванкова - их в регионе нет, на дебаты ходить некому, в чем обозреватели видят отражение близкой кризисной ситуации в региональном отделении «Новых людей». Подробнее об этом в материалах Псковской Ленты Новостей. На этом всё на сегодня. В следующий раз встретимся в «Гонках по вертикали» через неделю, а уже в четверг, 22 февраля, вместе с коллегами отметим в прямом эфире 7 лет программы «Сообразим на троих» - обсудим, как за эти годы изменились темы, мир вокруг нас, радиослушатели и мы сами. До встречи! Будьте здоровы. И помните: если вы не занимаетесь политикой - политика займется вами.  

* Включен в перечень организаций и физлиц, причастных к терроризму и экстремистской деятельности.

Фото: Псковская Лента Новостей, kremlin.ru, кадры из фильма «День выборов» и агитационных видеороликов кандидатов на пост президента РФ 

ПЛН в телеграм




Все публикации раздела Политика
опрос
Пора ли заканчивать отопительный сезон в Пскове?
В опросе приняло участие 278 человек