Общество

Николай Рассадин о «раздувании щек» вокруг Ганзы, прямой линии президента и граффити

24.06.2019 19:33|ПсковКомментариев: 6

Предлагаем вашему вниманию текстовую версию нового выпуска программы «Гайд-парк», вышедшего в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM) сегодня, 21 июня. Гостем студии стал активный участник общественно-политической жизни региона, «поэт и правдоруб», директор гипермаркета «Империал» Николай Рассадин. Он высказал мнение по поводу последних актуальных событий в жизни города и области.

Константин Калиниченко: Добрый день, уважаемые радиослушатели. На волнах «Эхо Москвы» в Пскове программа «Гайд-парк». Это территория, где мы открыто говорим на самые разные темы. В студии Константин Калиниченко. Сегодня у нас в гостях директор гипермаркета «Империал», активный участник общественно-политической жизни региона, автор и исполнитель бардовской песни и фактически наш коллега Николай Рассадин. Добрый день, Николай Юрьевич.

Николай Рассадин: Здравствуйте, Константин. Здравствуйте, уважаемые радиослушатели.

Константин Калиниченко: Николай Юрьевич, знаю ваше отношение к этому процессу, но не могу эту тему не затронуть. Вчера, 20 июня, прошла прямая линия президента Владимира Путина. В 17-й раз президент отвечал на вопросы жителей страны, граждан России. Всего, если не ошибаюсь, ответил на 81 вопрос. Как оцениваете событие? Это знаковое мероприятие, рутина, от которой по каким-то причинам не могут отказаться или что-то еще? Есть какой-то эффект для страны в целом?

Николай Рассадин: Это, как мне кажется, возможность для простого человека или юридического лица решить свою конкретную проблему. Потому что по-другому у нас проблемы не решаются. Только через вопросы непосредственно главе государства.

Константин Калиниченко: Получается что-то сродни выигрыша в лотерею. Потому что 2 млн вопросов было адресовано президенту...

Николай Рассадин: … и на 80 получили ответы. Это и есть та самая лотерея, счастливый билет, который вытягивают наши граждане.

Константин Калиниченко: А, может, это наш путь? Мы живем в 21 веке, на западной границе, ездим в цивилизованные страны, понимаем, что такое демократия, высокотехнологичная экономика, что такое настоящая оппозиция. Но, может, это просто не про нас,не подходит нам это, и нам нужно жить в режиме ручного управления? Ручное управление — наш вариант демократии.

Николай Рассадин: Я не исключаю этого, просто мы в другом измерении не жили никогда. Со времен Петра мы живем плюс-минус примерно в одном государстве. Мы другого-то не знаем. Мы никогда е жили в другом общественно-политическом строе.

Константин Калиниченко: В той же Англии - там 400 лет. У нас, может, все впереди, и нам надо лет 400.

Николай Рассадин: Да, только как сказал Некрасов, «жаль только - жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе».

Константин Калиниченко: Да .на бессмертие надежда слабая. Николай Юрьевич, в первый же час прямой линии затронули проблему Псковской области, конкретно нехватку медицинских кадров. Причем, на мой взгляд, очень правильно затронули. Лет 10 нас пытались убедить в том, что медицина развивается, потому что строятся новые онкоцентры, появляется современное оборудование, а потом выяснилось, что на этом оборудовании и работать некому? Проблема затронута. Псковская область попала в число регионов, где эта проблема актуальна: оборудованный по последнему слову техники онкоцентр есть, а работать некому. Как думаете, сдвинется с мертвой точки?

Николай Рассадин: Хотел бы надеяться, что сдвинется, но, к сожалению, весь мой опыт говорит, что ничего не сдвинется. Систему надо перестраивать. При том, что у нас сейчас творится в государстве, может, поднимут врачам зарплату на тысячу рублей. Понимаете, ведь Псковская область - не то место, куда люди, собрав баулы и чемоданы, пытаются заехать, и вот здесь рай в шалаше. Они едут в Москву и в Санкт-Петербург, в крупные центры, где действительно можно получать достойную зарплату, содержать свою семью. К сожалению, это системная проблема и она, скорее всего, не решится. Лет пять назад я был в одном райцентре, в больнице, и я увидел коридор, заполненный ящиками. Спрашиваю у главврача: а это что. А она говорит: «А это нам по программе модернизации здравоохранения оборудование пришло, а работать некому на нем». Оборудование дали, а людей-то не дали.

Константин Калиниченко: Это как эффект первых компьютеров: когда страшно было нажать на кнопку в опасении, что сломается этот дорогостоящий аппарат.

Николай Рассадин: Вместо того, чтобы проводить супер-пупер-конференции, тратя на них кучу денег, лучше бы отправляли врачей на курсы, которые позволили бы им работать на этом оборудовании.

Константин Калиниченко: Раз уж мы затронули тематику врачей, в ходе прямой линии было высказано предложение вернуться к старой советской системе распределения выпускников медвузов. Знаете, что это за система. Она уже обсуждалась много раз, у нее есть свои «плюсы» и «минусы». Как вы к ней относитесь? Может, действительно для таких городов, как Псков, другого способа привлечь специалистов нет?

Николай Рассадин: Создать нормальные условия для жизни — и люди поедут.

Константин Калиниченко: А какие? Это большая зарплата, квартира?

Николай Рассадин: Да, это жилье, зарплата, которая будет позволять человеку нормально существовать.

Константин Калиниченко: Ну хорошо, Может быть, это касается Пскова. А Локня, Кунья, Бежаницы — любой райцентр можно назвать. Выпускники медвузов - в основном выпускники больших городов. Допустим, Санкт-Петербурга. Человек 5, 6, а то и 8 лет отжил в Петербурге. И ему говорят: «А давай в Бежаницы? Зарплату дадим, квартиру». А он привык к Петербургу, к улице Зодчего Росси.

Николай Рассадин: Я 45 лет прожил в Москве и с удовольствием уехал в Псков. Поверьте мне, не все люди хотят жить в крупных городах.

Константин Калиниченко: То есть нет проблемы, что в Бежаницах интертеймента нет и нечем заняться.

Николай Рассадин: Сделайте в Бежаницах интертеймент.

Константин Калиниченко: Ох, легко сказать. Я вот не специалист по интертейменту, мне кажется, это что-то неподъемное.

Николай Рассадин: Если отвечать на вопрос по распределению, считаю, что государство, которое учит человека на бюджете, имеет право распределить его туда, куда считает нужным. Если ты не хочешь попадать под систему распределения, учись на свои.

Константин Калиниченко: То есть вы за ту модель, которую еще называют китайской: студент, обучающихся бесплатно, должен потом отработать энное количество лет...

Николай Рассадин: У нас же распределяют военные училища и на Камчатку, и на остров Русский, и в Заполярье, и это не считается чем-то крамольным.

Константин Калиниченко: Оппоненты говорят, что это возврат в совок.

Николай Рассадин: Знаете, все эти определения... Возврат в совок, не возврат... Я считаю, что если государство потратило на тебя деньги, оно имеет право требовать с тебя определенную компенсацию. Или сам учись на свои деньги и выбирай себе место работы.

Константин Калиниченко: Логично. Сегодня такая система реализуется во многих странах, в том числе цивилизованных. Там тоже не все выпускники хотят ехать работать в глубинку. В бельгийскую, например.

Николай Рассадин: Или в американскую. Хотят работать в Вашингтоне. Но, тем не менее, Америка как-то живет.

Константин Калиниченко: Давайте к региональной тематике двигаться. Вчера состоялась встреча губернатора с главой Газпрома Алексеем Миллером, причем в Пскове. На моей памяти это что-то уникальное, чтоб личность такого полета не у себя в кабинете принимала, в приехала в Псков. Достигнут ряд договоренностей, запланирована разработка проектно-сметной документации, получены гарантии по прежним планам газификации. Есть у вас ощущение, что это было такое знаковое политическое событие, и регион пользуется серьезной системной поддержкой на федеральном уровне? Я просто сомневаюсь, чтобы Миллер поехал к нам просто по экономическим делам.

Николай Рассадин: На самом деле Псков - не самый плохой город в России, и посетить его хоть раз в жизни должен любой человек. Но ничего просто так не бывает. Это ж неспроста. Давно отмечаю, что с приходом нового губернатора жизнь в Псковской области начинает меняться, и он действительно системно меняет жизнь в области. Это так. И приезд главы госкорпорации такого уровня, фактически национального достояния, - это показательно. И это такой плюс в карму губернатору нашему.

Константин Калиниченко: Тем более газификация Псковской области — это любимая мозоль, на которую любит наступать оппозиция. Прибалтика газифицирована почти на сто процентов, а Псковская область только на 53%.

Николай Рассадин: Это ужасная ситуация. Мы живем в газовой стране, а у нас газ не только ужасно дорогой, но его еще и нет. Думаю, что-то поменяется.

Константин Калиниченко: Хорошо бы. Будем надеяться. Еще одно знаковое событие у нас стартует через неделю. Это та самая Ганза.

Николай Рассадин:

Константин Калиниченко: Да-да. Николай Юрьевич. Мы еще раз ее обсудим, а потом, когда она пройдет, перекрестимся и забудем. Мы готовились к ней шесть лет, с 2013 года. Как оцениваете результаты подготовки?

Николай Рассадин: Ужасно. Нет никаких результатов.

Константин Калиниченко: А что должны были вообще сделать за эти шесть лет?

Николай Рассадин: Буддисты обычно говорят так: «все страдания - от чрезмерных желаний». Забудьте о желаниях - и не будете страдать. Все шесть лет нагнеталась истерия, что Ганза...

Константин Калиниченко: … псковская Олимпиада.

Николай Рассадин: … что Ганза наступит — и сразу мы заживем в другом измерении.

Константин Калиниченко: был даже мем такой - «город-конфетка».

Николай Рассадин: Да, город-конфетка, 500 тысяч гостей приедет к нам. Я говорил, говорю и будут говорить, что это полный бред. Есть такое понятие «популизм», и вот шесть лет занимались этим популизмом. На самом деле это обычное мероприятие, из которого надо было выжимать максимум, что можно было сделать, но даже этого не сделали. Поэтому говорить, что Ганза что-то там изменит... Нет. Ничего не изменит. Мы попляшем 4 дня, поездим по городу перекрытому непонятно как...

Константин Калиниченко: Я правильно понимаю, что вы смотрите на Ганзу без особого оптимизма, но в то же время и не ждете какого-то эпичного провала?

Николай Рассадин: А я ничего от этого особо и не ожидал. Я же трезвый человек, понимаю, что можно выжать из ситуации, а чего нельзя. Но думаю, это понимал любой здравомыслящий человек.

Константин Калиниченко: Мне кажется, что некоторые чиновники поздновато это поняли.

Николай Рассадин: Не-не-не. Думаю, они все шесть лет понимали, что это такое, но им было необходимо надувать щеки. Вот они их и надували. Все руководители нашего города и области – это умные люди, они ж не дураки, они ж не из Богданово к нам пришли. Просто у них работа такая - надувать щеки.

Константин Калиниченко: Может, где-то так и есть, это действительно определенные правила игры — нужно было говорить определенные вещи.

Николай Рассадин: Их и ругать-то за это не очень хочется.

Константин Калиниченко: Главная задача для нас — выйти из этого с наименьшими потрясениями. Многие, с кем я общался на тему Ганзы в Пскове, опасаются, прежде всего, транспортного коллапса и проблем, чтобы добраться центр города. Опыт массовых мероприятий, таких как «Русские витязи» в прошлом году и недавнее празднование юбилея авиаполка показали, что городские власти не понимают, как организовывать такие мероприятия.

Николай Рассадин: Опыта нет.

Константин Калиниченко: Ну вот може нужно было какую-то тренировку провести, попробовать людей оповестить и сказать, что мы будем в такой-то день перекрывать город, не нервничайте...

Николай Рассадин: … а ищите пути объезда.

Константин Калиниченко: Да, ищите варианты: уедьте из города, ходите пешком, купите велосипед. Вот еще какой парадокс. Журналисты общаются с руководство ГИБДД, и они нам отвечают, что их никто не спрашивает, как нужно организовать движение в дни праздничных мероприятий... Присылают им кем-то нарезанную схему перекрытия и говорят: тут должен быть «кирпич», тут знак «стоянка запрещена», а тут должен стоять ваш доблестный сотрудник и никого не пускать, а что из этого получится... Что это вообще такое? Вообще диалога нет, что ли?

Николай Рассадин: Мне странно это слышать от вас. Я два года входил в оргкомитет по проведению Псковской регаты и могу сказать, что за два месяца собирался оргкомитет, на котором присутствовали пограничники, сотрудники ГИБДД, МЧС. То есть очень грамотно и толково. И все знали, что и как делать. Поэтому отсутствие диалога, извините, для меня очень странно. Потому что есть опыт. Я лично принимал участие в работе таких оргкомитетов.

Константин Калиниченко: Посмотрим, может быть, в этот раз нас городские власти и сотрудники ГИБДД в хорошем смысле слова удивят. С кем общаюсь, люди в основном думают, куда бы ехать на эти дни.

Николай Рассадин: Вчера я был на одном мероприятии, и там тоже были опасения. Люди, проживающие в центре города, якобы получили предупреждение, что автомобили будут чуть ли не эвакуировать, ставьте в другое место. Хотя, с моей точки зрения, если человек живет в центре города, он имеет право при наличии документа, удостоверяющего личность, спокойно проезжать к своему дому. У меня просто был московский опыт. Когда перекрывались некоторые районы, человек, показав паспорт, спокойно проезжал на машине. А у нас говорят про какие-то пропуска, что-то еще. С моей точки зрения, это нарушение прав человека.

Константин Калиниченко: В историческом центре, как мы знаем, нет платных парковок. При желании можно было бы и поставить на три дня и жить спокойно, но нет такой возможности.

Николай Рассадин: На само деле вот эти ограничения напрямую связаны с нарушением прав человека. Он живет в этом районе, почему он должен у кого-то заказывать какие-то пропуска, не понимаю.

Константин Калиниченко: Николай Юрьевич, к городским делам. Уже месяц, как у Пскова новый глава города с приставкой и.п. Елена Полонская. Чувствуются ли какие-то изменения? Формат общения, может быть? Есть ли конструктивный диалог? Или у вас просто не возникает потребности общаться с ней?

Николай Рассадин: На самом деле у меня нет потребности общаться с и.п. главы. Я и со старым-то почти не общался.

Константин Калиниченко: Если только в соцсетях.

Николай Рассадин: Да. Еще раз повторюсь. Глава города - точно такой же депутат, как все остальные, но наделенный некими бОльшими полномочиями. И я бы вычеркнул из устава города главу про главу.

Константин Калиниченко: Но пока она есть, и отменять ее не планируют. Как вы считаете, тандем Елены Полонской и Александра Братчикова будет успешным? Просто некоторые наблюдатели говорят, что пока основной итог смены в том, что Александр Братчиков, наконец-то, вышел из медийной тени Ивана Цецерского. Дал развернутое интервью на Эхо Москвы в Пскове, где подробно ответил на самые разные, в том числе болезненные для города вопросы. По-моему, очень откровенно ответил. ДО этого у нас на все вопросы отвечал иван Николаевич. Сейчас ситуация меняется. Как вы считаете, будет ли успешен новый формат тандема?

Николай Рассадин: Противостояние двух башен власти.

Константин Калиниченко: Или схватка двух якодзун. Тут уж не наю.

Николай Рассадин: Я надеюсь, что Александр Николаевич найдет общий язык с будущим главой города. Не знаю, будет ли это Елена Полонская или другой депутат, но, как я вижу, Александр Николаевич не чурается общения с депутатами, конструктивно решает какие-то проблемы. Другое дело - каковы его возможности.

Константин Калиниченко: А про возможности мы как раз чуть подробнее поговорим. Одна из актуальных проблем на данный момент — это уборка города и тесно связанная с этим тема уборки мусора. У нас на обслуживании дорог и уборке ТКО участвуют две бизнес-группы. 14 июня на территории ООО «Базовый элемент», где по совместительству располагается и компания регоператора «ЭкоПром», имели место следственные действия по всем правилам военного искусства – маски-шоу, космонавты, немного СМИ, и ряд наблюдателей считают, что это, наконец, наружу прорвался долго тлеющий конфликт на рынке обращения с ТКО. И вообще многие предрекают начало открытой войны между подрядчиками, занимающимися уборкой мусора и обслуживанием дорог. Как вы видите эту ситуацию? Должны ли власти вмешиваться в такие конфликты хозяйствующих субъектов?

Николай Рассадин: Вообще, когда в экономику вмешиваются силовики, это ужасно. Решать проблемы с помощью силовых структур недопустимо в нормальном обществе. Что касается тех, кто у нс занимается уборкой мусора. А как может быть по-другому? Это специфическая деятельность, для нее нужна дорогостоящая техника, и у нас есть две группы компаний, у которых возможность убирать город и вывозить ТКО есть. Поэтому и рынок этот поделен между этими группами.

Константин Калиниченко: Но есть мнение, что одну из этих групп (те, кто лет 20 у нас занимался уборкой мусора и вывозом отходов на полигон), сейчас просто пытаются уничтожить.

Николай Рассадин: Очень скверно. Когда из экономического пространства уходит предприниматель, это очень плохо. Будем надеяться, что все будет цивилизованно разрешено. На самом деле вопрос немного в другой плоскости лежит. Эту мусорную реформу правительство России затеяло, не просчитав последствия, в угоду каким-то чиновникам и их детям. Лучше б они строили мусороперерабатывающие и мусоросжигающие заводы и направляли энергию и деньги на это. Построили бы по России 20 таких заводов, и тогда проблемы не будет. Но это никому не надо в нашей стране.

Константин Калиниченко: По поводу уборки города. Был очередной разнос на совещании у губернатора. В частности, Александр Братчиков решение проблемы уборки города видит в возврате к подзабытой практике, когда у города была своя муниципальная служба с собственной техникой и специалистами, и она могла бы стать страховочным вариантом, если, допустим, на аукцион никто из коммерческих компаний не вышел, а работы делать нужно. В то же время у подрядчиков не будет оснований шантажировать власть. Как вы оцениваете такую идею?

Николай Рассадин: Это выход из положения сегодня. На самом деле надо просто на рынке создать условия, когда компаниям, которые занимаются этой специфической деятельностью, будет выгодно работать. Вот и все. Надо просто создать условия.

Константин Калиниченко: Сейчас подрядчики говорят, что на те деньги, которые выделяются, по-другому делать просто нет возможности.

Николай Рассадин: У меня был разговор с одним дорожником. Он мне говорил, что «на те деньги, которые нам дают, мы по-другому делать не можем».

Константин Калиниченко: То есть они готовы возить сюда карельский гранит, делать дороги по европейским технологиям, но поскольку на все выделяется два рубля...

Николай Рассадин: Сколько выделяется, на столько они и делают. Да, я согласен, что это проблема. Кстати, муниципальная служба тоже за просто так работать не будет.

Константин Калиниченко: Ну она создается на тот случай, когда других вариантов совсем нет... Николай Юрьевич, наш эфир движется к завершению. Хотелось бы затронуть уже легкие темы. В Пскове начали рисовать так называемые муралы на стенах. Это культурологическое название граффити. На Октябрьском, 26 рисуют по мотивам «Двух капитанов» Каверина. Будет еще Пушкин, будет Александр Невский. Мнения псковичей разделились. Некоторые считают, что это переводная картинка из хрестоматии — неужели нельзя нарисовать нормально? Что у нас, Бэнкси нет своих псковских?

Николай Рассадин: О вкусах не спорят. Сколько людей, столько и мнений, и говорить о том, что это красиво, а это не красиво - дело вкуса. Я двумя руками за то, что происходит. Считаю, что серым город быть не должен. Он должен быть ярким, он должен привлекать людей и радовать глаз. Поверьте мне, будет Каверин - к нему люди привыкнут. Это ж не чужая тема для города. Вениамин Каверин - это человек, который не чужд Пскову.

Константин Калиниченко: Думаю, его уместно назвать главным, наиболее раскрученным псковским писателем.

Николай Рассадин: Поэтому очень здорово, что это будет.

Константин Калиниченко: Скептики, опять же, говорят, что ну вот опять военная тематика, опять Пушкин. Мы хорошо к нему относимся, но сколько можно.

Николай Рассадин: Есть понятие традиция. Понятно, что, наверное, кому-то хотелось бы не Пушкина, а, допустим...

Константин Калиниченко: Стивена Кинга.

Николай Рассадин: Стивена Кинга, да, вполне. Но всем не угодишь, а Пушкин это тоже наше псковское все.

ПЛН в телеграм




Все публикации раздела Общество
опрос
Где и как вы планируете провести объявленные нерабочие дни?
В опросе приняло участие 220 человек