Общество

«Акценты» Донецкого. Итоги года: «коронный» телесериал и федеральный «дрампуш»

25.12.2020 18:09|ПсковКомментариев: 0

Псковская Лента Новостей представляет очередной выпуск программы Александра Донецкого «Акценты». Напомним, комментарий политических и социокультурных событий выходит в эфире радио «Эхо Москвы в Пскове», а затем текст программы публикуется на сайте ПЛН.

Темы выпуска: 

Все могут «короли»? Как изменился мир в результате пандемии КОВИД-19.

Обнуление и отравление. Какие политические события войдут в историю России с числом 2020. 

В новом статусе. С 1 января Псковский театр драмы имени Пушкина официально станет федеральным учреждением культуры. 

Итак, 2020-й, вне всяких сомнений, войдет в историю как год пандемии коронавируса, которая развивалась по всем сценарным канонам голливудского блокбастера или высокобюджетного телесериала типа «Игры престолов» или «Чернобыля»: завязка (обнаружение неизвестного вируса в тушке летучей мыши на рынке экзотических животных где-то в китайском Ухане), развитие событий (вспышка заболеваемости, первые тревожные новости и дальнейшее распространение вируса по миру), кульминация или серия кульминаций (локдаун в Европе, бунт под лозунгом «Черные жизни имеют значение»), ложный финал (летнее снижение заболеваемости и частичное открытие границ), временная победа сил Добра (появление вакцин), новая кульминация (вторая волна наносит ответный удар,  обнаружение нового штамма КОВИД-19 в Великобритании, новый локдаун и закрытие границ накануне католического Рождества, пустые города, народ на самоизоляции).

Продолжение следует. Глобальный новостной телесериал не заканчивается, а обещает очередные приключения. Какие сценарные сюрпризы сулит новый сезон под рабочим названием «Пандемия коронавируса»?

Остается надеяться, что всех нас все-таки ждет традиционный хэппи-энд, а не трагическая развязка с открытым финалом, когда «Враг человечества» вовсе не ликвидирован, как заблуждаются победители, а ловко прячется в туловище бродячей кошки, обитающей где-нибудь на окраине Европы, допустим, на границе Боснии и Герцеговины. Синеманам хорошо известны такие голливудские концовки, обещающие новый захватывающий сиквел.

В случае с коронавирусом сиквела не хотелось бы. Хватит, натерпелись! Однако, и до финальных эпизодов телесериала и мемориальных титров пока далеко. Как раз в эти дни мир (и Россия здесь, увы, не исключение) находится в фазе очередного высшего напряжения действия, очередной кульминации. Взять для примера хотя бы нашу Псковскую область: число заболевших неизменно растет и приближается к пяти сотням зараженных ежесуточно, вожделенное «плато» как-то не просматривается, и в то, что после 15 января начнутся послабления нынешних ограничительных мер, сейчас верится с большим трудом.

Что показал коронавирус всему человечеству? Современные «короли» (то есть правительства большинства стран) почти ничего не могут: либо бессильны перед глобальными вызовами (а ведь коронавирус – это даже не война), либо ведут себя неправильно и совершают массу непростительных ошибок. И первая ошибка – недооценка последствий, которая президенту США Дональду Трампу стоила фиаско на выборах, ведь еще в начале года все были убеждены, что Трамп легко переизберется на второй срок. КОВИД, однако, сказал Трампу: «Нет». 

Вторая ошибка, как ни странно, наоборот, - переоценка последствий. Все развитие сюжета, особенно на фоне цифр второй волны, демонстрирует всем нам с обескураживающей наглядностью, что весенний локдаун оказался именно что ошибкой, и правильней всего повели себя страны, которые локдаун объявлять не стали – Швеция и Белоруссия.

Локдаун (пусть и частичный, как у нас, в России) объяснялся прежде всего опасениями за систему здравоохранения, оптимизированную «по самое не балуйся» в нулевые и десятые годы, но сейчас как-то даже странно вспоминать, как ловили и арестовывали, принудительно изолируя и штрафуя, несчастных туристов, оказавшихся на одном борту с теми, у кого выявили КОВИД. Мы вроде еще не забыли забавно-печальные видео этой весны, на которых нарушители изоляционного режима убегают по дворам от полицейских.

Как и обещали сценаристы, грянул осенний сезон, и никто никого уже не ловит: больные неделями сидят по домам и ждут врачей, которые днями пытаются добраться до больных и неделями делают тесты. В это время, как утверждают ученые, 70% бессимптомных больных свободно перемещаются в общественном транспорте, ходят на работу и посещают иные публичные места, спокойно заражая окружающих. И никого это вроде как не беспокоит. Вернее, все понимают, что с этим ничего нельзя поделать.

Но, опять же, что предлагают своим подданным «короли»? Да, новые локдауны и «удаленки», ну, и вакцинирование, конечно, которое должно переломить ситуацию и все-таки вернуть мир, предположительно, к концу весны 21-го, в состояние «после пандемии». Понятно, что выживут не все, и какие нас ждут еще человеческие потери, никто, кроме сценариста, не знает. А кто этот высший сценарист: Бог или Дьявол? – вопрос философский. 

Сейчас очевидно, что на пороге третьего десятилетия XXI века нам еще только предстоит осмыслить, что это было для человечества: вся эта глобальная катавасия - урок или предупреждение? А, может быть, своего рода репетиция «Страшного суда»? Делаю короткую, но многозначительную паузу. 

И продолжаю. У сквозного сюжета под названием «КОВИД-19» были свои национальные и региональные, так сказать, ответвления, «под-фабулы» или «вставные новеллы». Если в США такой вариацией стали выборы нового президента, которым в итоге был избран Джо Байден, то у нас в России - конституционный процесс, неожиданно объявленный президентом Путиным в январе и триумфально завершившийся 1 июля недельным голосованием на пеньках и скамейках, уже вошедшим в новейшую политическую историю России под термином «обнуление».

Но термин этот не совсем точно описывает актуальную политическую повестку: «обнулились» сроки Путина, открыв нам перспективу его пребывания у власти вплоть до какого-то и впрямь фантастического 2036 года. А вот текст «ельцинской» Конституции образца 1993-го года, наоборот, обогатился новыми положениями, такими важными, например, как принцип неотторжимости территории РФ, или приоритет российского права над международным. 

Нам всем теперь по этим основаниям уже «путинской» Конституции жить, то есть с пониманием того, что одно неосторожное высказывание, и ты – ну, если не в тюрьме, то под какой-нибудь статьей уголовного кодекса, о содержании которой ты еще вчера не подозревал. В этом смысле как раз этим летом весьма показательным для всех стал кейс нашей коллеги Светланы Прокопьевой, обвиненной в «оправдании терроризма».

Судебный процесс над бывшей колумнисткой псковского «Эха» и ПЛН привлек всеобщее внимание и по резонансу вышел далеко за границы региона. Защитники свободы слова со скорбным изумлением открыли для себя эту самую статью УК – «об оправдании терроризма», а когда вчитались в буквы и осознали их смысл, то внезапно поняли: по этой статье в «оправдание терроризма», в принципе, можно записать все что угодно. 

Отныне, рассуждая на деликатные темы насилия против государства, придется очень тщательно взвешивать каждое слово, дабы не загреметь в случае чего на нары. Казус Светланы Прокопьевой стал для всех нас большим и поучительным уроком. А ведь пресловутый «бешеный принтер» Госдумы с его штамповкой очередных репрессивных законов «а-ля сенатор Клишас» в 2020-м году вовсе не останавливался, а, наоборот, после «обнуления» только убыстрил и умножил свою работу. 

Все перечислять нет смысла, упомяну только, что теперь у нас в иноагенты (читай: во «враги народа») можно записать любое физическое лицо, достаточно заниматься публичной деятельностью и получить деньги электронным переводом откуда-нибудь из Эстонии; не исключено, что депутаты скоро и матом в соцсетях нам ругаться запретят; имеется уже и такой законопроект, придуманный сынком Михаила Боярского – Сережей, когда-то певшим нам про «динозавриков, которые попрятались в Африке», а нынче с утроенной энергией штампующим очередные запреты. Может, и до ЮТуба с Фейсбуком вскоре такими ударными темпами доберутся и закроют популярные хостинги к черту. Тем более, что поводов у чиновников всегда более чем достаточно.

Это я так плавно перешел к еще одному сквозному сюжету минувшей осени – отравлению в августе оппозиционера Алексея Навального и результатам двух  сенсационных расследований – двум фильмам, выложенным в ЮТубе под интригующими заголовками: «Дело раскрыто. Я знаю всех, кто пытался меня убить» и «Я позвонил своему убийце. Он признался». Тут прям и Голливуд отдыхает вместе с франшизой «Миссия невыполнима». Подробности из серии: «Если бы это был сценарий кинофильма, то тебе сказали бы, что так не бывает». Но вот, оказывается, бывает, в декабре информационное пространство обогатилось свежим мемом: «синие трусы Навального».

Бывает, как мы теперь понимаем, и не такое. Власть продолжает играть в «несознанку», а чего вы от власти хотели? О политических же последствиях публикации на международной арене пока можно только предполагать. Что до внутреннего употребления, то итог номер один: в 2020-м году Навальный впервые за десятилетие вошел в четверку самых узнаваемых политиков России. Второе последствие: треть россиян, согласно свежему опросу Левада-центра, в отравление оппозиционера все равно не верит и считает оное ловкой инсценировкой. 

И вот этот неожиданный итог действительно впечатляет: как так? Неужели Навальный сам себя отравил? А если бы переборщил с дозой? Отчаянный парень!

С другой стороны, когда реальность строится по законам художественного фильма, то и воспринимать ты ее начинаешь как комикс. Об этом медийном и одновременно ментальном, когнитивном феномене социологи задумались давно, но именно 2020-й продемонстрировал нам его с какой-то прямо-таки пугающей убедительностью. И, опять же, повторюсь: нам теперь с этим жить. Ждем триквела и запасаемся чертовым попкорном. 

И я завершаю. Главным итогом в культурной жизни Псковщины, из-за коронавируса почти целиком, увы, переместившейся в этом году в онлайн, стало долгожданное объединение петербургской Александринки и Псковского театра драмы имени Пушкина под новым брендом: маленький региональный драмтеатр с 1 января официально обретет статус федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Национальный драматический театр России». 

Объективно «drampush» (именно под этой неуклюжей этикеткой псковский театр фигурирует в интернете) открывает новую и небывалую страницу в своей истории, в которой, как и у всякого театрального организма, были свои взлеты и падения. Периоды творческого подъема сменялись периодами застоя и утрат, иногда безвозвратных, но «Народный дом имени Пушкина» выжил, не закрылся, не переформатировался в банальную прокатную площадку, как это случилось со многими провинциальными театрами в постсоветское время. 

Наш «дрампуш» сохранил не только старые стены, но и зримый артистический потенциал; и в последние годы, уже под руководством известного кинорежиссера Дмитрия Месхиева, продолжил поиски своей собственной, самобытной художественной идентичности. Которая, по справедливости, одна только и может быть востребована на рынке сценических идей, если иметь в виду не тесный провинциальный локус, а самый широкий контекст современной театральной России.

И на этом, - во многом экспериментальном, то есть неизбежно рисковом, - пути уже имеются первые видимые достижения. Именно в коронавирусном 2020-м году впервые в своей творческой биографии Псковский театр драмы получил высшую профессиональную награду России. Национальной премии «Золотая Маска» удостоилась актриса Дарья Чураева за роль в успевшем стать культовым спектакле Петра Шерешевского «Ревизор», что можно с полным правом считать большим успехом всей труппы, всего театра имени Пушкина.

Остается добавить, что в новом году «Золотая маска» Дарьи Чураевой украсит фойе театра, что символично: для всякого театрального человека этот приз – и знак признания коллег, и признак высокого художественного качества. Это одновременно и несомненное достижение, успех, и своего рода аванс, обещание на будущее. Пожелаем же коллективу театра новых творческих побед и сбывшихся ожиданий, а зрителям – новых театральных открытий. 

На этом пока всё. Это были «Акценты» Донецкого. Берегите себя!

Александр Донецкий

ПЛН в телеграм




Все публикации раздела Общество
опрос
Отразится ли задержание оппозиционера Алексея Навального на общественно-политической жизни России?
В опросе приняло участие 1644 человека