Общество

Не пей из копытца

27.10.2022 09:08|ПсковКомментариев: 1

В тяжелые периоды жизни люди ведут себя по-разному. Одни заедают стресс, другие вовсе отказываются от пищи, а третьи запивают беспокойство чем-нибудь покрепче. И если пищевую зависимость можно вылечить при помощи самоконтроля, диетолога или психотерапевта, то с алкогольной всё намного сложнее. Люди годами могут не признавать проблему, в то время как спиртное будет разрушать организм и в конечном итоге приведёт к необратимым последствиям.

Кто рискует стать зависимым от алкоголя? Можно ли вылечить эту болезнь и почему люди боятся идти к наркологу? На эти и другие вопросы Псковской Ленте Новостей ответил заведующий диспансерно-поликлиническим наркологическим отделением филиала «Псковский» областного клинического центра психиатрии и наркологии Сергей Кремс.

 

Фото здесь и далее: областной клинический центр психиатрии и наркологии

Как в старой сказке

- По официальным данным Росалкогольрегулирования, в Псковской области выросло потребление алкоголя. С чем это может быть связано? Пациентов с алкогольной зависимостью стало больше?

- Больше или меньше пациентов стало в наркологическом отделении, очень сложно сказать. Но я хотел бы, как это ни странно прозвучит, чтобы их было больше. Для меня увеличение количества пациентов означает лишь то, что люди, имеющие проблемы, стали обращаться за получением качественной медицинской помощи. Сложно судить, какой процент населения болен этой болезнью, но подавляющее количество не идут к наркологу.

- Среди ваших пациентов больше мужчин или женщин? Какой средний возраст больных? Кто попадает в зону риска?

- Безусловно, мужчин больше. Средний возраст, наиболее типичный для проявления алкогольной зависимости, - 30-40 лет. Причин для начала употребления алкоголя очень много. Прежде всего, есть наследственная предрасположенность. Если у человека в роду были те, кто злоупотреблял алкоголем, риск развития аналогичных проблем очень велик. С такими людьми нужно проводить профилактические мероприятия, но на это нет ресурсов, сил, возможностей, времени.

Тревоги и депрессии толкают людей к употреблению алкоголя и других психоактивных веществ. Как правило, эти вещества быстро приводят человека в «хорошее» функциональное состояние, возникает потребность выпивать снова и снова, в результате появляется зависимость.

К употреблению алкоголя склонны люди, имеющие тяжелые профессии, - военнослужащие, полицейские, медики, те, у кого работа связана с нарушением сна. Лишение человека сна - это очень тяжелое испытание, сильный удар по организму.

В группе риска находятся недолюбленные дети, которые в раннем возрасте не получили должного количества душевного тепла, любви, внимания. Например, если родителей часто не было дома. В Псковской области есть такая практика: мужчины уезжают работать вахтовым методом в другие регионы, и раз в месяц приезжают поцеловать в лобик сына, которого они должны учить забивать гвозди. Такие дети будут лишены должного внимания, воспитания.

Социально неблагоприятная окружающая среда также может быть причиной начала употребления психоактивного вещества. Если молодой человек, изначально к этому не предрасположенный, попадает в пьющий коллектив, он может втянуться в употребление алкоголя.

Отсутствие социальных лифтов, сложность получения хорошего образования, особенно в глубинке. Факторов много, и их сочетание располагает к развитию любой зависимости, в частности, от алкоголя.

- Есть ли среди пациентов несовершеннолетние? По каким причинам они начинают выпивать, и как им можно помочь?

- Несовершеннолетние есть. Их немного — тех, кто попадает в поле нашего зрения. Зависимость формируется в течение всей жизни, поэтому помогать ребёнку нужно с самого рождения. Нужно его любить, учить, объяснять прописные истины. «Не пей из копытца, козлёночком станешь» - старая добрая сказка.

Важна, опять же, возможность получения образования, посещения внешкольных образовательных мероприятий, кружков, спортивных секций. Всё это должно быть доступным, прежде всего, для родителей - огромный пласт семей имеют низкий доход. Если ребенок завидует сверстнику, которого водят в бассейн или на бальные танцы, у него возникает ощущение неравенства, своей ущербности. «А что во мне не так? Почему я не такой?» Это тоже почва для начала употребления различных веществ.

Волшебная капельница

- Какие методики и технологии используются в официальной медицине для лечения страдающих алкоголизмом людей?

- Технологии можно разделить на два направления. Первое - это оказание неотложной помощи. Смысл её в том, чтобы не дать человеку умереть и исключить развитие тяжелых осложнений. Второе - оказание плановой помощи людям, которые не нуждаются в неотложных мерах. Речь о том, чтобы увеличить количество времени до следующего срыва или сократить длительность рецидива болезни.

Всё это нефинансовоёмкие мероприятия. Есть несколько препаратов, которые наркология применяет при лечении алкогольной зависимости. Они копеечные, но находятся на предметно-количественном учете и могут применяться только очень ограниченным кругом лиц. Мы можем оказывать недорогую, но качественную, высокоэффективную помощь. К сожалению, в области осталось только четыре таких места — психиатрическая больница в Суханово Великолукского района и областной клинический центр психиатрии и наркологии с филиалами в Пскове и Великих Луках. В районных больницах нет возможности оказывать помощь таким больным, потому что наркология не входит в систему ФОМС. Лечение будет стоить три копейки, оказать адекватную помощь можно в течение суток, но кто за это заплатит?

- Таблетки помогают сразу или их нужно принимать на протяжении всей жизни?

- Лечить алкоголизм очень сложно. Иногда принимать таблетки нужно месяцами и даже годами. Не все готовы жить на препаратах 30-40 лет. Но при этом ведь жить! Болезнь никуда не денется. Вполне возможно, будут срывы. Но срыв можно купировать за два-три дня и вернуть человека обратно в семью, к работе. И вы даже не вспомните, что несколько дней назад он с трудом говорил «мама». У меня есть пациенты, которые живут с алкогольной зависимостью уже несколько десятилетий. При этом они успешны, построили дома, вырастили и выучили детей, воспитывают внуков.

- Некоторые люди предпочитают обращаться к частным специалистам, платить деньги за «кодировку» или довериться бабушке-ведунье. Как вы думаете, насколько эффективны методы таких лекарей?

- Что касается частных практикующих докторов, в Псковской области они есть, мы их знаем. Это очень хорошие специалисты, но они не могут назначать медикаменты из предметно-количественного учета и вынуждены заменять препараты первой линии какими-то другими. И, как следствие, не могут оказать высокоэффективной помощи.

Кроме того, люди порой излишне надеются на какую-то волшебную капельницу, приглашают знакомую медсестру. Но капельница — это лишь путь введения медикаментов. Главное — какие это будут препараты. Нужно обладать специфичными знаниями, практикой работы с наркологическими болезнями, иметь опыт использования препарата, знать дозировки.

Это заболевание, которое требует медицинского подхода, основанного на доказательной медицине. А многие ищут помощи не у нарколога, а соскальзывают в плоскость шаманизма, таинств. Это говорит об отсутствии культуры лечения данной категории больных, которую мы сами же маргинализируем.

- Что вы имеете ввиду?

- Нужно системно пересматривать подходы к этой проблеме, исключить стигматизацию заболевания. На людях, страдающих от алкогольной зависимости, граждане и государство ставят клеймо: алкоголик. Его ограничивают в работе, социальных возможностях, делают нерукопожатным. Он становится изгоем в обществе. В результате больные до последнего стесняются, боятся раскрыть свой диагноз.

У нас существует понятие «врачебная тайна». Если вам вырезали аппендицит, хирург не станет разглашать эту информацию. А к зависимым приковано излишнее любопытство, в том числе со стороны официальных структур. Слишком много интересующихся человеком, который болеет, что является дополнительным основанием не обращаться к врачу, не легализоваться. Существует огромная категория больных, желающих получить помощь анонимно - они боятся официальной медицины. Мы всё время хотим куда-то запереть этих больных. Если если он алкоголик, то и лечить его обязательно нужно где-то за забором. Мы сами их заставляем бояться.

Я встречаюсь с людьми, посещающими общества анонимных алкоголиков. Они протягивают руку и говорят: «Здравствуйте, я Андрей, я алкоголик». С одной стороны, он осмысленно признаёт свое заболевание. А может, он так пытается защитить себя? Чтобы ему ничего не предлагали, не провоцировали.

«Папа, теперь ты будешь меньше пить?»

- Каковы первые признаки алкоголизма? Как понять, что пора обращаться к наркологу?

- Прежде всего, должно быть разумное ощущение самого себя. Вот раньше я был другой, а сейчас что-то не так. Разве человек не чувствует этого? Люди очень часто приходят с такой жалобой: «Запоев нет. Но по выходным я не сильно, но выпиваю, хотя порой и не собираюсь этого делать. Мне кажется, что это ненормально». Снижение ситуационного контроля - это один из важных симптомов. Можно говорить также о нарушении количественного контроля, когда планировал выпить всего 100 граммов, а получился литр.

Еще один симптом - увеличение толерантности, переносимости алкоголя. Всё начинается со 100 граммов, после которых есть выраженное опьянение, срабатывают защитные рефлексы - рвота. В какой-то момент эти барьеры исчезают, толерантность иногда увеличивается до невероятных размеров. Допустим, литр водки для женщины. Звучит неприлично и пугающе.

Потом появляются запои, употребление в течение нескольких суток подряд и невозможность остановиться самому. В таких случаях прекращение употребления алкоголя приводит к тяжелым симптомам отмены — человеку требуется хотя бы немножко алкоголя, чтобы нормализовать состояние. Здесь уже не обязательно быть медиком, чтобы понимать, что это беда. Дальше могут возникать психотические расстройства - «белая горячка» с бредом, галлюцинациями, судорожные припадки.

- Вы говорили о том, что если человек в магазине сравнивает продукты с ценами на алкоголь, то это тоже считается «точкой отсчёта». Людей с алкогольной зависимостью не остановит повышение цен на спиртное?

- В этой сфере существует множество анекдотов, вернее, грустных рассказов. Помните мальчика, который спрашивал отца после очередного повышения цен на алкоголь: «Папа, теперь ты будешь меньше пить?» А тот ответил: «Нет, сын, теперь ты будешь меньше есть». Речь идет о том, что нарушается система мировоззрения, миропонимания. В ценообразовании всё сравнивается с алкоголем.

- Какого социального статуса ваши пациенты? Это ведь не только те, кто покупает «Веснушку» и другие дешевые спиртосодержащие средства.

- Любая болезнь, в том числе зависимость от алкоголя, может поразить человека как из социальных низов, так и из высшего общества. В первом случае она будет протекать быстрее, потому что нет условий для лечения, профилактики. Все вокруг пьют, и пьют много, не осуждают, умеренно сочувствуют, дадут опохмелиться.

Есть и другие люди, например, наши кумиры, которые тяжело болели и умерли именно от алкогольной зависимости, от осложнений. Мы просто не видим тех, кто злоупотребляет напитками, стоящими десятки тысяч рублей. Но это все равно алкоголь, течение болезни никак не меняется. Люди страдают, просто они имеют другие возможности. Приглашают врачей на дом для оказания помощи. Мне рассказывали, что в Псков приезжают бригады из Санкт-Петербурга для оказания неотложной наркологической помощи. Вполне допускаю, что она оказывается на хорошем уровне. Но, опять же, так происходит потому, что мы не можем сформировать адекватного отношения к этим больным.

- Есть ли грань между человеком, выпивающим 100 граммов «для аппетита», и зависимым?

- Во-первых, людям нужно выйти из дремучести и перестать думать о том, что малые дозы алкоголя полезны для организма. Сто граммов для храбрости, рюмочку для повышения аппетита, красного вина женщине для повышения гемоглобина - мы же в это свято верим. Но любые дозы алкоголя не полезны. Просто с некоторыми организм может справиться без особого ущерба.

Во-вторых, как только мы ставим грань, мы сразу маргинализируем этих больных. Диагноз «алкоголик» - и всё, крест на нём. Я убеждён, что нужно переходить к другой терминологии. Мы, медики, говорим о зависимости от алкоголя. Это более мягкий, нетравмирующий термин. А лучше всего перейти к термину «расстройство употребления алкоголя». Вот, Иван Иванович умеет употреблять алкоголь, а у Федора Максимовича расстройство какое-то. А после уже медики решают проблему и закрывают всё это врачебной тайной.

Любовь во главе всего

- Можно ли помочь человеку, если он не хочет лечиться?

- Вернёмся к бабушкам, которые оказывают помощь заговорами. Есть категория обманутых людей, уверовавших в то, что можно лечить болезнь, давая какие-то капли без ведома пациента. Однако, как и любую болезнь, зависимость нельзя лечить без согласия больного. Её нельзя лечить трудом, верой, моралью, угрозами наказания или поощрением. Любую серьёзную болезнь лечат медикаментами. Конечно, используется психотерапия, различные физиотерапевтические методики. Но в основе лечения лежат именно препараты.

- Что делать близким, если больной отказывается от лечения? Есть мнение, что страдают именно окружающие, а человек, употребляющий алкоголь, им наслаждается.

- Нет, он не наслаждается. В первую очередь страдает именно зависимый человек. Мы демонизируем ситуацию и говорим: «Ой, да ему только всегда хорошо, а всей семье жизнь испортил». На самом деле, ему очень плохо, он болеет. И жизнь он испортил, прежде всего, себе. Конечно, близкие страдают, и тоже часто серьезно больны, созависимы. Как им быть? Прежде всего, говорить об этом, и разговор должен быть направлен в правильную сторону. «Мы любим тебя, дорожим тобой. Но мы не любим твою болезнь, и ты должен лечиться» - такой должен быть посыл.

Здесь можно говорить о поводе к развитию женской зависимости - порой женщина начинает выпивать для того, чтобы мужу меньше досталось. Такая банальная, но часто встречающаяся вещь. Если муж пьет, он всё пропивает, у жены появляется тревога, беспокойство, депрессия: как жить, как свести концы с концами? А когда попробует немножко спиртного, у неё возникает ощущение, что самой получше стало. Так и запускается механизм развития зависимости.

- Может ли государство реально повлиять на проблему алкоголизации населения?

- Я считаю, что государство должно взять оборот производства алкоголя под свой монопольным контроль. Сейчас это разрешено это всем и каждому, пабы, наливайки работают круглосуточно. В последнее время есть ощущение полного отсутствия интереса государства к этой сфере. Вспомните: в Советском Союзе было однозначно негативное отношение к самогоноварению, реальный срок за производство незаконного алкоголя. А у нас это искусство, с рецептами, целый домашний завод можно создать. И все необходимое можно купить в наших лучших магазинах.

- Что бы вы посоветовали людям, как справляться со стрессом с тревогой в трудные времена?

- Прежде всего, не справляться с этим при помощи алкоголя. Это точно безумие. Одним из механизмов, которые запускают развитие зависимости, является длительный неизбегаемый стресс. Об этом и нужно сейчас говорить на круглых столах, запускать горячие линии, активизировать работу психологов.

Я считаю, что во главе и у истоков всего должна быть любовь. Причём с рождения. Если человек получил в полной мере тепла, заботы, ласки, то на протяжении всей его жизни будет любовь и не будет зависимостей.

Беседовала Ульяна Ловыгина

ПЛН в телеграм




Все публикации раздела Общество
опрос
Чего вы ждете от послания президента Федеральному Собранию 29 февраля?
В опросе приняло участие 93 человека