Неразрешимая проблема

17.11.2022 15:39|ПсковКомментариев: 1

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

 

«Пьяница — это гаже всего. Вор, когда он не ворует, — человек как человек.
Мошенник не станет обманывать своих. Убийца придёт домой и вымоет руки.
Но пьяница смердит и блюёт в собственной постели и сжигает себе всё нутро спиртом».

Э. Хемингуэй «По ком звонит колокол»

Накануне министр внутренних дел России Владимир Колокольцев выступил с инициативой открыть по всей стране вытрезвители. Не знаю, что подтолкнуло г-на министра к алкогольной повестке — то ли тщетность борьбы с зеленым змием, очередной раунд которой, по сложившейся русской традиции, завершается разгромной победой змия, то ли пришло понимание, что в ближайшее время алкотрипы станут для многих единственным доступным вариантом культурного досуга.

Фото: Газета.ру

Идея, надо сказать, абсолютно верная — чем бы ни руководствовался министр Колокольцев, мыслит он в правильном направлении, хорошо бы еще и продавил решение на практике. Потому что тема вытрезвителя давно стала камнем преткновения как на федеральном, так и на региональном уровне. Порой кажется, что этой стране все по плечу. Олимпиаду и чемпионат мира по футболу провести? Нет проблем, проводим лучшие в истории мундиаль и олимпиаду. Присоединяем новые территории, восстанавливаем разрушенные города, наконец, ведем неравный бой со всем однополярным западным миром, нахально прогнувшимся под проклятых американских империалистов. Но как только власть имущие задумываются, а не сделать ли и для народа что-то хорошее, например, построить для «измученных Нарзаном» соотечественников вытрезвитель, коса находит на камень, случается полнейший облом, все только руками разводят. Причем граждане наши идею вытрезвителя в ходе любых опросов горячо поддерживают, чувствуется, что народ понимает стратегическое значение этого, без сомнения, социального объекта. Чиновники тоже «за» — да вообще все «за», вот только дело не сдвигается с мертвой точки.

Давайте совершим небольшой экскурс в историю вопроса. Медвытрезвители перестали существовать с ноября 2010 года — тогда, кто помнит, милицию переименовали в полицию, сообщалось, что теперь-то самый близкий к народу орган правопорядка покажет высший класс, победит преступность окончательно и бесповоротно. А чтобы полицейским было чуть легче побеждать, ведомство избавили от, как тогда называлось, «несвойственных функций». Вроде как вытрезвление — это не полицейская функция, а медицинская процедура, вот пускай медики этим и занимаются. С тех пор более 10 лет изрядно перебравших граждан доставляют аккурат в приемный покой медучреждений.

Разумеется, эту передачу полномочий не подкрепили ни материально, ни методически. Никаких отдельных палат, дополнительного персонала и финансирования не предусмотрели. В результате обычной стала ситуация, когда в приемном покое обычные больные, нуждающиеся в помощи, соседствовали с существами, чье нравственное, физическое и санитарно-гигиеническое состояние у нормальных людей вызывает ненависть и отвращение. Нормой, к сожалению, стали сюжеты, в которых осмелевшее от количества выпитого человекообразное хамило, то и набрасывалось на врачей и других пациентов. Да и в целом это как-то неправильно и бестолково, когда в приемном покое врачи работают с больными и пострадавшими, а в этот момент очередной полицейский «бобик» привозит бездыханное или наоборот скандалящее тело, насквозь пропитанное алкоголем, а то и различными веществами. И врачи должны им тоже заниматься, потому что какой-никакой, а тоже человек, нельзя же бросить на произвол судьбы. Не дай бог помрет прямо тут от интоксикации, так врачи еще и виноваты будут.

Ситуация эта давно предельно ясна, все, о чем я тут говорю, известно каждому. Врачи натурально вешаются, полиция годами разводит руками, чиновники примерно раз в год возвращаются к данному вопросу, снова глубоко прорабатывают и …ничего не меняется. Миллион рабочих групп «отработали тему», написали уйму дорожных карт, ответственные исполнители «приняли к сведению» и доложили об исполнении ранее возложенных поручений. За период отсутствия медвытрезвителя в Псковской области сменилось 3 губернатора и, кажется, 3 начальника полиции. Вы уж простите, даже президент в стране один раз за это время поменялся, хотя в это почти невозможно поверить. Мы теперь, как любят говорить на самом верху, живем в новой реальности, и надо признать, она сильно отличается от прежней. Но у обеих реальностей есть общая черта — ни в одной из них в Псковской области нет вытрезвителя.

Отсутствие решения проблемы чиновники, как легко предположить, во все времена списывали на отсутствие финансирования. Тут, с одной стороны, не поспоришь. В стране господствует т.н. целевое финансирование — на каком-то направлении денег может быть даже с избытком, часто эти деньги просто нереально освоить. Но перебросить их на что-то другое запрещает закон.

Отдельного внимания заслуживает динамика нормотворчества, посвященная реинкарнации вытрезвителей в регионах. Долгие годы законотворцы все не могли разобраться, с какого конца взяться. Тщетные попытки решить проблему силами регионов подвели лучшие умы к тому, что проблема тут государственного масштаба, а значит без Госдумы не обойтись. Ок, замотивировали народных избранников, те в 2020 году приняли нужные поправки в закон «О полиции» — это, кстати, характерная российская история, когда сначала героически что-то убирают как ненужное и вредное, а 10 лет спустя столь же героически возвращают как необходимое и полезное.

Казалось бы, теперь все барьеры на пути вытрезвления электората в человеческих условиях сломлены. Но черта с два. Как это у нас часто бывает, решив одну законодательную проблему, нагородили несколько новых. Процитирую здесь комментарий двухгодичной давности главы регионального комитета здравоохранения Марины Гаращенко: «Сроки открытия медвытрезвителя в Пскове не установлены и остаются туманными, поскольку не решены вопросы статуса специализированной организации по вытрезвлению как на федеральном уровне, так и на региональном, а также вопросы финансового обеспечения деятельности такой организации. Кроме того, федеральное законодательство пока никак не регулирует вопрос взимания платы за вытрезвление граждан».

В этот момент как раз отметили круглую дату «10 лет без вытрезвителя» и стало окончательно понятно, что в Пскове скорее космодром построят, чем медвытрезвитель. Кто бы мог подумать, что о такую, в сущности, пустяковую даже по российским меркам проблему обломают зубы.

И я, честно говоря, никак в толк не возьму, почему? Да, нужны деньги, а где они не нужны? Но тут вопрос не только социальной ответственности государства, но и элементарной экономической целесообразности. Известно, что первые вытрезвители появились в России в Туле, где были сосредоточены оружейные заводы и, соответственно, имелась чрезвычайно высокая концентрация пьющего пролетариата. Заводчики быстро посчитали, что замерзший по пьяни работяга, не говоря о мастере, это большие убытки. Выгоднее содержать учреждение, где пьяный проспится и вернется к станку. Сегодня к этой логике можно добавить высокий процент алкопреступности — многих трагедий удалось бы избежать при наличии вытрезвителей. Государство, считая бюджетные деньги, никак не возьмет в толк, что содержание вытрезвителей обойдется уж точно не дороже, чем содержание в тюрьме идиотов, совершивших преступление «по синьке».

Нет денег на самостоятельное учреждение и нет бизнеса, готового вписаться в это дело на условиях государственно-частного партнерства? Ну так может пойти по пути наименьшего сопротивления и организовать вытрезвитель при наркологическом диспансере? Тем более, сейчас такие времена, что не всегда понятно, от каких конкретно субстанций нужно вытрезвлять блуждающее сознание гражданина.

Эти странности происходят на фоне, казалось бы, непримиримой борьбы государства за трезвый образ жизни граждан. Не секрет, пьянство — огромная демографическая проблема. Низкая продолжительность жизни — это, в том числе, следствие нездорового употребления алкоголя. Но государственная политика выглядит странной и непоследовательной. Идет упор на сокращение употребления алкоголя, но до людей, которые пьют, государству как бы нет дела. Не секрет, с советских времен сложился стереотип, что медвытрезвитель — это карательное учреждение. Прежде всего потому, что сообщат на работу о проступке, создадут человеку и проблемы, и аморальный облик. Но ведь вытрезвитель — это, в первую очередь, социальная помощь человеку, попавшему в неприятную ситуацию. Мало ли почему человек движется на автопилоте? Может, радость у него или наоборот, беда, вот и не рассчитал возможности. Ему помощь нужна, а не общественное порицание. Но увы, этот аспект проблемы государство упорно не желает замечать, скрываясь за сухими формулировками «отсутствия строки в бюджете».

Источник: fishki.net

И вот — заход на новый круг. Честно говоря, рад, что министр Колокольцев реанимировал тему, но скептически смотрю на возможность ее решения. Потому что по российскому законодательству организация учреждений такого профиля находится в ведении региона. В Москве, Санкт-Петербурге, Татарстане, каких-то еще регионах из тех, что побогаче, деньги, наверно, найдутся. Насчет Псковской области у меня большие сомнения. Бюджет у нас, слава богу, растет из года в год, за что губернатору и ответственным чиновникам человеческое спасибо. Но не настолько, чтобы регион взвалил на себя самостоятельно эту ношу. Очевидно, что без федеральной поддержки не обойтись. Если ее не последует в виде какой-нибудь подпрограммы в нацпроект «Демография» или иным целевым способом, то идея министра Колокольцева так и останется очередным прекраснодушным философским рассуждением, перебравшие псковичи и гости города продолжат создавать трудности для медперсонала в лечебных учреждениях, а неравнодушные граждане продолжат содержательную дискуссию на предмет того, что вытрезвитель — очень нужное дело, вот только что-то все время мешает довести его до логического завершения.

Константин Калиниченко

опрос
Удовлетворены ли вы уборкой дворов от снега в Пскове?
В опросе приняло участие 51 человек